Швейцария, табу на тарелке

То, что мы никогда не хотели знать о некоторых швейцарских кулинарных традициях.

«Распространено  мнение, что мясо собак, кошек и крыс потреблялось в Европе как крайнее последствие во время голода, вызванного, например, войной. Ненавижу прекращать эту фантазию». Автор этого заявления, как ни прискорбно, является Кэлвин Швабе, американский эпидемиолог и профессор ветеринарной медицины, который в 1960-х годах с концепцией «единого лекарства» утверждал, что необходимо единое видение здоровья и болезней без различия между человек и другие виды животных.

В 1979 году он опубликовал книгу «Unmentionable Cuisine», посвященную табу в отношении еды, с рецептами, основанными, например, на крысах или обычных мышах, приправленных различными соусами, а также на животных, которые в коллективном воображении, особенно западном, часто бывают у наших столов и на кухнях, но только для того, чтобы сновать живыми и здоровыми, и уж тем более не для того, чтобы тушить или запекаться на наших тарелках. Среди рецептов, перечисленных в книге, Швабе называет «gedörrtes Hundefleisch», что в переводе означает сушеное мясо собаки, западное блюдо-сюрприз, приготовленное в Швейцарии.

Хотя книга Швабе вышла более 30 лет назад, дебаты о потреблении мяса домашних животных очень актуальны, о чем свидетельствует борьба активистов и ассоциаций за прекращение рынка собачьего мяса и кошек в странах Юго-Восточной Азии не только частично незаконны, но и опасны для здоровья, а также ужасны для самих животных. Но здесь мы говорим не о Китае, Южной Корее или Вьетнаме, а о Западе, в частности о тихой и знакомой нам Швейцарии, где практика, устоявшаяся с течением времени, все еще жива, особенно в некоторых сельских районах Швейцарской Конфедерации.

Всего год назад в международной прессе было опубликовано несколько статей на эту тему, в которых говорилось о попытке швейцарских активистов просить парламент запретить употребление мяса и кошек, но уже в 90-х годах ассоциация подала петицию.

«Aktive Tierschutzgruppe Salez ATS» запрос отклонила на том основании, что «в обязанности законодателя не входит предлагать людям, что им следует есть». Эдит Зеллвегер, активистка той же ассоциации, рассказывает о многочисленных попытках, в которых также участвовала Брижит Бардо, которая заняла твердую позицию по этому поводу, но безрезультатно.

Томи Томек и её кошки

За прошедшие годы петиции и попытки повторялись и другими швейцарскими ассоциациями, такими как Sos Chats Noiragigue, основатель и президент которой Томи Томек собрала в 2013 году 270 тысяч подписей для запрета на торговлю кошачьим мехом. И именно во время борьбы с этим рынком в 2007 году Томек подтвердила, что женщина, работавшая на кожевенном заводе в Люцерне, ела тушки кошек после снятия шкуры.

Томи Томек и чужие кошки. В виде шкурок.

Свидетельства, расследования, признания, но не прямые доказательства, не видео или кровавые изображения, потому что разница с рынком мяса собак и кошек в Юго-Восточной Азии заключается в том, что в Швейцарии продажа этого мяса запрещена, но не для частного потребления.

В Швейцарии нет специальных ферм или ресторанов, таких как «Дом для барбекю для собак», а есть частные лица, которые в уединенной тишине своих ферм убивают и готовят кошек и собак, вероятно, собственных или диких. В связи с этим несколько лет назад в швейцарской газете Blick появилось интервью с Бруно Д., фермером из района Рейнталь в кантоне Санкт-Галлен, который откровенно признал, что предпочитает собачье мясо кошачьему мясу, потому что последнего слишком мало, только косточки. То же самое с местным мясником, который пожелал остаться неизвестным, но подтвердил свою кулинарную привычку и, как и многие другие свидетельства, но имена и лица остались и остаются в основном скрытыми.

Что касается областей потребления, Томи Томек всегда говорит, помимо уже упомянутого Санкт-Галлена, Берна, Люцерна, Тургау, Юры, а также Тичино. Парадоксально, но тот факт, что мясо собак и кошек потребляется «под прилавком», без ферм, бойней и ужасов под открытым небом, как это происходит в странах Юго-Восточной Азии, делает работу активистов, которые боролись годами, более сложной и разочаровывающей.

В федеральном законе о защите животных (455) отсутствует специальная статья о защите домашних животных. Вышеупомянутый закон в целом говорит о «достоинстве» и «благополучии», связанных, однако, с владением выращиваемыми животными или с научными экспериментами, но никогда не упоминается обращение с домашними животными, как в итальянском законе 189/2004 или в Европейской конвенции о защите домашних животных, подписанной в Страсбурге в 1987 году (последняя расширяет понятие «домашнее животное», рассматривая «домашнее животное» как «любое животное, содержащееся или предназначенное для быть сохраненным человеком, особенно в его доме, для его удовольствия и компании “).

В этом смысле Томи Томек надеется вскоре найти поддержку политика, который сможет поддержать дело и внести предложение в парламент. Другой парадокс состоит в том, что Швейцария – это страна, известная именно своими передовыми законами о защите животных; просто подумайте, что это была первая страна, которая отменила практику измельчения живых цыплят в мясорубках (1992) или потребовала от владельцев собак посещать курсы, чтобы научиться заботиться о своих четвероногих друзьях и общаться с ними.

Тем временем приближается Рождество, и правда в том, что кошачье рагу – деликатес до сих пор, а собачье мясо многие считают эффективным средством от ревматизма и болезней, которые ухудшаются в холодные периоды. На многих фермах в Аппенцелле, Юре и других кантонах бойня, хотя, к счастью и не китайского или корейского масштаба, возможно, уже началась.

Барбара Чиоди

“Бомбы” Инны Лагун

Коровьи лепешки в лугах часто называют «минами». Лагун не стала оригинальничать и дала своим лепешкам текстов прозвище «бомбы».

Но эти «бомбы» не способны даже на те звуки, с которыми они рождаются и с которыми над ними тужатся, пытаясь придать пристойный вид вранью. И в итоге, под канонаду дырявого днища отправлялок, инет минируется «шептунами». Впрочем, вляпываются в эти «бомбы» Лагун и компания только те, кто идёт по полю жизни, раскрыв рот.

Впрочем, если кто-то «подорвался» на такой «бомбе», то это противно, но не опасно: урон кому-чему эти «бомбы-шептуны» нанести не способны. Кроме своей «родины», дырявого «днища», разумеется. Которое, по признанию самой Лагун, мне довелось пробить ненароком 😉

Лагун лезет вон из кожи в своих «бомбах», пытаясь представить белое черным, желаемое – за факты и оболгать оппонентов. Особенно меня умиляет непосредственность и наглость, с которой эта зоонажива пытается выдавать себя за зоозащиту. То, что это в крайней степени подло – наживаться на помощи и благотворительности, до них не доходит. Вернее, Лагун и компания считают, что это само собой разумеющееся дело – стричь баранов.

Примером тому увёртки Лагун, когда её тычут носом в суммы выплат за 600 приютских дворняг, которых она с Фолоном “пристроили” в Германию за полгода. Она издевательски отвечает, что они,  якобы, «поддержали экономику Беларуси». Что ж, это отличный повод дать ей нового пинка и уличить в новой лжи.

Лагун забыла упомянуть, с каких щедрот взялись эти деньги, и какие суммы при этом наваривали сами “благотворители” экономики Беларуси. А на какие “ветеринарные услуги” уходили деньги, попавшие к Наталье Мининой, главной “зоолюбке” Бреста и по совместительству Председателя общественного объединения помощи животным “ДОБРОТА”, вы можете видеть по скрину ниже.

Обычно посредникам из приютов, которых берут в долю бизнеса по вывозу животных, платят примерно треть от тех сумм, которые выручают от продажи за отправленных дворняг. Например, при ценнике «зоозащитного взноса» в 350 Евро за кастрированное/стерилизованное животное, Валентина Силич получает на руки 120 Евро за переправленную во Франкфурт дворнягу из своего приюта.

Известно, что за месяц с небольшим (02.09-13.10.2016) “зоозащитники” Брестской “Доброты” получили от “зоззащитников” Лагун и Фолон более 6.000 Евро. Конечно же, в России, Украине или Беларуси нереально получить такой доход от сборов на несчастных дворняжек. Но зато в Германии, как мы видим, можно их «продать»!

Поэтому, эти 6237,90 Евро, отправленным Лагунихой своим подельникам из Бреста за «посредничество», надо умножить на три – скорее всего, каждая сторона получала равные доли от продажи “пирога” с дворняжками. Тогда получается уже гораздо более привлекательная сумма свыше 18.000 Евро. И это за месяц с небольшим! Вроде бы, большие деньги? Но не забывайте, что “зоозащитный взнос” в Гермнии составляет 300-350 Евро за один собачий хвост!

То есть, 18.000 Евро – это всего 50-60 проданных собак при зоозащитном взносе в 300-350 Евро.

Но на самом деле собаки, конечно же, не могли пристраиваться в таком большом количестве новым владельцам. Поэтому, скорее всего, в деле участвовали передержки или немецкие приюты, так что “пирог” приходилось делить на большее количество участников этой, без сомнения, преступной схемы абсолютно незаконного бизнеса на белорусских уличных собаках.

То, что зоозащита может быть крайне выгодным делом давно смекнули наши бывшерусские, уехавшие за лучшей жизнью за границу, да так и не нашедшие там лучшей доли. Например, Наталья Грачёва, которая давно зарабатывает с помощью Hundehilfe Russland.

И вроде бы всё ладно Грачиха сказывает, да вот только неувязочка – врать она умеет не так складно, как Лагун.

Собаки с “неизвестной генетикой” – это животные из “случайных источников”.

Особенно ценятся больные собаки, которых можно “полечить” в лаборатории – то есть, опробовать на них новые методы лечения. В Университете Ганновера (TiHo), например “уповают” на спинальников.

На инвалидах, кстати, отправлялки зарабатывают куда больше, открывая сборы за рубежом под душераздирающее повествование о муках животного в России и с воплями “вспоможите”, “спасите” и прочее. Прививки, чипы, документы – это всё копеечные расходы. Китайский чип с инъектором стоит максимум полтора бакса, если его закупать напрямую, а не спонсировать бизнес ветеринаров. Ну а как “пристраиваются” бигли из лабораторий Германии и насколько это “безболезненно и под наркозом” мы все узнали из скандального расследования организации по защите животных “SOKO”. Кадры из лаборатории LPT в Mienenb’ttel, Нижняя Саксония, шокировали общественность: собаки, лежащие в лужах собственной крови и обезьяны, извивающиеся на стульях для приматов.

Бигль в лаборатории LPT в Mienenb’ttel, Нижняя Саксония

Грачёва планировала вывозить из Татарии по 500 собак в год для своего Хундехильфе. Как видим, Лагун с Фолоном удалось сделать то, о чём Грачиха только мечтала.

Новый закон о бродячих кошках и собаках в Германии.

Нужны ли конкуренты из России тысячам бродячих кошек и собак в Германии ? Старинный миф, что в Германии нет бродячих животных, рассыпается на глазах.

Летом 2020 года в земле Мекленбург-Передняя Померания вышло новое административное постановление, согласно которому сбежавшие из дома собаки и кошки, живущие в дикой природе, должны рассматриваться как потерянное имущество.
Соответственно, муниципалитеты должны кормить животных и заботиться о них в течение шести месяцев, поэтому мэры городов вынуждены были взять на себя расходы. В новом Административном регламенте страна ссылается на решение, которое недавно огласил Федеральный административный суд. К каждому дикому животному нужно относиться как к найденному животному, о нем должен заботиться мэр.

Тысячи кошек живут в дикой природе в MV

Как пишет телерадиокомпания Norddeutscher Rundfunk, только в одной немецкой земле Мекленбург-Передняя Померания насчитывается около 7000 своих бродячих (вольноживущих) домашних кошек, за которыми ухаживает Ассоциация защиты животных.

Новый административный регламент земли Мекленбург-Передняя Померания по уходу за безнадзорными домашними животными вызывал ажиотаж. Мэры городов критикуют новое постановление, согласно которому собаки и кошки, живущие в дикой природе, должны рассматриваться как потерянное имущество. Соответственно, общины должны кормить животных и заботиться о них в течение шести месяцев. По мнению государства, дополнительные расходы муниципалитетов должны быть покрыты законом о финансовом выравнивании. Мэр Фельдберга Констанс фон Бухвальдт (СДПГ) назвала это постановление авантюрным.

Висмарс О.Б. – Так не решаются проблемы благополучия животных

По словам мэра Висмара и председателя городского и муниципального совета MV Томаса Бейера (SPD), это создаст новый закон. Это выходит далеко за рамки административного регулирования. В частности, когда речь идет о кошках, живущих в дикой природе, это противоречит закону о пропавших вещах, который касается забытых чемоданов и зонтиков. По словам мэрии Деммина, новое постановление не подходит для решения проблем, связанных с благополучием животных.

Таким образом, по закону бродячих животных в Германии как бы “не существует”, но зато по факту – они есть!

Страны разные – проблемы одни

Активисты по защите прав животных в Германии жалуются: слишком много кошек на свободном выгуле в стране.
Ассоциация защиты животных земли Мекленбург-Передняя Померания требует, чтобы частные лица, которые отпускают своих кошек гулять на улицу, кастрировали, чипировали и регистрировали их в возрасте от шести месяцев.

В одной только земле Мекленбург-Передняя Померания ежегодно тысячи собак, кошек, птиц, рептилий и других домашних животных оказываются в приютах. По данным ассоциации защиты животных MV, в настоящее время в этой области Германии бродит слишком много молодых кошек. Прежде всего, это четырех-пятинедельные котята, которые снова и снова оказываются в приютах для животных. Они часто недоедают и болеют, чем быстро быстро доводят приюты до пределов их личных и финансовых возможностей. Разумеется, для полного счастья им только ещё не хватает собак и кошек из России…

Тушеная рождественская кошка

Не так далеко уже и до Рождества, так что ловите обзор из жизни кошек в Швейцарии. Из статьи “Кошачье мясо и рождественское полено: что едят на Новый год в разных странах” от НТВ.
Первым пунктом в статье блюдом стоит “Кошка в тарелке”:

  • “В цивилизованной и благополучной Швейцарии на рождественский стол до сих пор в память о голодных временах подают блюда из кошек. Шеф-повар Моритс Брунно из Швейцарии долго описывает вкус, как он говорит, нежного кошачьего мяса. И не видит в этом ничего страшного”.

Весь мир возмущён тем, что китайцы и корейцы едят собак. Сколько публикаций было на тему поедания собачьего мяса. Китайцев обвиняли, что они не люди, едят даже самого преданного друга человека – собаку. Но, мало кто знает и это очень тщательно скрывают и стараются не разглашать, что в Швейцарии тоже едят собак и даже кошек.

Ведь тушеная кошка – это традиционное и древнейшее швейцарское блюдо. Жареной кошкой принято украшать рождественские столы – это деликатес. Чтобы дополнить блюда, нередко к тушеной кошатине подают мясо сенбернара.

Рассказывает местный житель Гуалтьеро Россетти: «Как-то мы съели 80-ти килограммовую собаку породы сенбернар. Блюдо приготовили в ресторане, мы съели её за раз целиком. Ну, такая жизнь».

В отличии от Китая, в Швейцарии любят есть больших собак, а сенбернары, кстати – это швейцарская порода. Так что всё логично, сами вывели, сами и съели. Но, как рассказал один из швейцарских фермеров, попросивший не называть его имени, наиболее вкусным получается мясо из собачьих пород вроде ротвейлера”.

Собак и кошек приготавливают так, что никто не догадается, что ест именно их. Не думайте, швейцарцы не только употребляют мясо, также идет в ход жир и шкуры. Например, из жира собак делаются популярные мази от ревматизма, а кошачьими шкурками оторачивают воротники верхней одежды.

По подсчетам активистов не прочь полакомиться кошечкой или собачкой 3% граждан Швейцарии. Особенно популярны такие блюда на юге и востоке страны, в сельской местности и среди фермеров.

В 2014 г. на сайте BBC появилась статья с увлекательным названием “Активисты требуют от Швейцарии запретить поедание кошек”.
В ней утверждалось, что “в некоторых районах Швейцарии кошка является традиционным рождественским блюдом. Их готовят к праздничному столу примерно так же, как кролика, – с белым вином и чесночным соусом”.

Источником сенсационной информации стала некая Томи Томек – основательница и президент общества по защите животных SOS Chats Noiraigue.

Шкурки из швейцарских кошек.

Тема оказалась интересной и ее подхватили другие западные СМИ. В 2015 г. телеканал SRF показал интервью с каким-то М.Бюлманном из Люцерна, который утверждал, что с детства любит жареных кошек.

Психиатр-ветеринар и специалист в вопросах этики Дэннис Тёрнер (Dennis Turner) из Цюриха рассказывает, что поедание кошек и собак на самом деле имеет место в восточных регионах Швейцарии. Правда, происходит это «исключительно редко».

Проблема усугубляется тем, что в Швейцарии нет закона, запрещающего поедать кошек и собак. Еще в 1993 году эта тема была актуальна: тогда удалось собрать под призывом ввести такой закон целых 6 тыс. подписей и даже передать их в Берн федеральным властям. Парламент Швейцарии, правда, пришел к выводу, что не следует регулировать кулинарные привычки людей специальными законами. Это не помешало ввести во многих регионах Швейцарии запрет на официальную продажу мяса кошек и собак в зеленных лавках или в ресторанах – но не более того. Впрочем, любимого котика с собой в Швейцарию лучше не брать и не кисок отправлять “в добрые руки”. А то мало ли чего…

Мадам Фолон

Моя *опа – два в одном,
я – мадам Ален Делон,
но чеченского разлива
и по имени Фолон.
Припев:
Гей, славяне, гей, славяне,
гей чеченский перед вами:
на топчане, на диване,
за юани – хоть в вигваме!

Именно “мадам” Фолон вместе с мадам Лагун, были до недавнего времени как бы главными “зоозащитниками” в Беларуси. Как они сами похвалялись, за полгода своей “зоозащиты” они “спасли” и “пристроили” за границы 600 дворняжек. Где они и что с ними, разумеется, никому не известно.
Этих бедолаг им поставляло Брестское ОО «Доброта».

Цитата гражданки Австрии Инны Лагун из материала «Это подарок судьбы»: – «В Германии и Австрии ЖЁСТКИЕ ТРЕБОВАНИЯ в плане КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТИ. Информацию о новых хозяева животных без их разрешения раскрывать нельзя».

Такие сказки про “конфиденциальность” – это стандартный отбрёх отправлялок всея Руси и им подобных. Практически всех животных отправляют не к конкретному “бюргеру на хутор”, а на перевалочные пункты, где их перечиповывают и где их следы теряются окончательно. А “жесткие требования” и “неприкосновенность личной жизни” – это отличный повод уйти от ответа, куда делись животные.

Впрочем, эти несчастные 600 хвостов за 6 месяцев – крохи по сравнению в процентном соотношении к партиям животных, которые поставлялись в Германию и Австрию более раскрученными поставщиками.

Из заявления в УБЭП ГУВД Мингорисполкома

Так как мы и настоящие зоозащитники Беларуси не сидели сложа руки, то через Брестскую таможню вывозить фургоны с котами и собаками стало невозможно.

Заявление в Европейский Союз (перевод на русский язык).

Господа из Австрии и Германии, которым собак и котов нужно «много» и «очень много», стали искать объездные пути, то есть «деревенские» таможни. Но их дело на лад так и не пошло. Теперь Лагун сидит в соцсетях и поносит всех, кто был причастен к закрытию такого прибыльного бизнеса. Но после того, как БООПЖ “Доброта” и его должностные лица оштрафовали за вывоз “незадекларированных товаров” (кошек и собак), таможни Беларуси были для них закрыты.

Понять, какие суммы наварили мадамы Алекс Фолон и Инна Лагун, можно по следующим данным: только за 2 месяца на «собачье-кошачий» вывоз из Австрии (Германии) было передано 6237,90 ЕВРО (ШЕСТЬ ТЫСЯЧ ДВЕСТИ ТРИДЦАТЬ СЕМЬ…).

Поэтому не удивительно, что эти две “дырявые” мадам сплелись в общем бизнесе. У Лагун, как вы, вероятно, уже в курсе, давно пробито днище, а у Фолона его дыра открыта для всех желающих.
Та самая дыра, которая его и довела, довела из Чечни, где пидоров как-то не жалуют, аж до Австрии, где мадам Фолон попросила убежища для своей дыры.
Нынче Фолон натуральный толераст и гордится своим раздолбанным задом. ВКонтакте была создана группа для разоблачения деятельности Алекса Фолона, чеченского пассивного гомосексуалиста, получившего убежище в Австрии, так как пристрастие “джигитов” к анальному сексу в Чечне, мягко говоря, не одобряют. Теперь толерасты Австрии и Фолон нашли друг друга.

Фолон (справа) в австрийском “приюте”

Фолон занимается платным экспортом белорусских собак и котов за границу. Запомните его лицо, хотя он может легко поменять свой образ и быть с бородой или без, с усами или без, лысым или волосатым. А, учитывая его ориентацию, я не удивлюсь, даже если он сменит штаны на юбку. Фолон активно привлекает россиян в свою группу и с многочисленных страниц набирает в друзья российских любителей животных.
В его бизнесе с Лагун были задействованы многие, они прикрывают друг друга и выгораживают. А всех, кто выступает против их деятельности приписывают к догхантерам. Предупреждаем – будьте бдительны!
Ссылка на группу по разоблачение этих “зоозащитников” 

Днище Лагун

Зоонажива в лице мохнорылых продолжает истекать враньём. Сразу же веет подрейтузным запашком лгунихи-Лагунихи. То, как смердит Инна Лагун, не спутать ни с чем, например, в посте «Боев и зоофилия» она пишет следующий бред: – «Знакомьтесь. Правая рука великого Бобо в уничтожении зоозащиты, друг семьи, сосед, поместье которого находится на той же улице, через пару изб, в нечетном ряду: Алексей Зюзин».

Уроки Геббельса для дамы на Неметчине не прошли даром. Ведь гуру вранья завещал:

– «Чем чудовищнее солжешь, тем скорее тебе поверят. Рядовые люди скорее верят большой лжи, чем маленькой. Это соответствует их примитивной душе. Они знают, что в малом они и сами способны солгать, ну а уж очень сильно солгать они постесняются. Большая ложь даже просто не придет им в голову. Вот почему масса не может себе представить, чтобы и другие были способны на слишком уж чудовищную ложь».

Итак, а теперь ловите правду.

= Зюзин никогда не жил в нашем селе, у него квартира в Липецке и участок в Донском.

= Зюзин никогда не был моей «правой рукой». Он просто был источником информации о некоторых местных «зоозащитниках», особенно о Силич, которой Зюзин первоначально помогал в её концлагере в Грязях. Насколько я помню, Зюзин даже передерживал щенков для Силич, покуда не узнал, что она  за тварь и не разругался с нею в 2014 году. После начала масштабных продаж собак Силич в Германию.

= Зюзин не заводчик, у него просто проблемы с головой, что проявляется, в том числе, в синдроме Плюшкина, отказе стерилизовать собак и умилению от содержания «собачьей семьи». Я не только написал об этом в 2018 году, я даже так орал однажды (по телефону) на Зюзина, что он разрыдался. После того разговора мы с ним больше не общаемся, а Зюзин распихал своих собак «лишь бы куда пристроить» и чем он занимается мне не известно.

Отвечу также насчёт вопроса, почему я «не рванул» в Липецк разбираться с местным зоофилом – мне что, больше делать нечего, чем бегать по дворам чужого города в его поисках??? В Липецке полно местных, которые озадачились этой проблемой. Хватит уже того, что я написал в этот же день заявление в Ген. Прокуратуру с просьбой помочь местным ментам побыстрее «принять правильное решение».

Кстати, очень быстро собака с щенками оказалась в приюте, а этот «зоофил» – в дурке. Правда, его уже опять выпустили…

Следует отдельно отметить, что «Зоозащита» по Инне Лагун – это обычный бизнес на хвостах в два-три конца. Деньги собираются в России на отправку и попутно деньги берутся с новых владельцев: за «прививки», за «документы», за доставку и т. д., плюс «зоозащитный взнос»!

Что Лагуниха с Фолоном, что Грачиха из Хундехильфе, что Клапа (Пироженкова), Чайка (Чайковская), Скворец (Скворцова) и прочие мохнатые-пернатые, все они работают по одной и той же схеме. После того, как Инну Лагун уличили в том, что она, вместе с Алексом Фолоном, вывезла в неизвестность 600 собак из Беларуси и даже привели суммы полученного навара, то Фолон весьма неудачно поёрничал в соцсетях по этому поводу.

Есть и отдельные уникумы среди этого “зоозащитного” сброда. Например, выбивается из этих стройных рядов «спасителей» Валентина Силич, которая с 2014 года напрямую сотрудничает с фондом Доротеи Модесты «Помощь собакам Канарских островов», которая платит Силичихе по 120 Евро с компенсацией всех расходов на отправку российских дворняжек. Я даже располагаю сравкой за подписью Доротеи Модесты о «сотрудничестве» с Силич с 2014 года.

В последнее время отправлялки нашли новую тему для обсуждения – мою «нищету», хотя, как известно, бедность не порок. Единственное, что вносит некоторую сумятицу в их рассуждения о моём унылом прозябании на «последние копейки», так это то, что они никак не могут обнаружить источники моей «наживы» от содержания полутора сотен собак на своей территории. Ведь для них “спасение” собак или “зоозащита” равнозначны легкому доходу – то, что возможно спасать собак не побираясь, за свои деньги, это у них просто не укладывается в голове.

Правда, объяснение тому, как я их умудряюсь кормить своих собак мясопродуктами, отправлялки всё-таки нашли. Оказывается, я кормлю собак … «трупами». Трупами с мясокомбината.

Мне здесь странны две вещи – почему же они не продолжили логический ряд и не написали, что я вдобавок являюсь «расхитителем гробниц» и местных кладбищ. А также весьма интересны их представления о том, что с коровами происходит при забое. Я вам честно признаюсь – их там делают трупами, из которых потом люди готовят себе еду. И которыми я потом кормлю собак.

Ну и на закуску я воспел Инну Лагун в поэтической форме. Вдохновило меня на это её заявление о том, что я «пробил дно». Мне поставили в упрёк, что меня, видите ли, не ввергло в пучину скорби известие о смерти одной дамы из их компании зоонаживы и отправлялок. И даже нисколько это не расстроило, представьте себе.

Поэтому меня не удивило, когда из Лагун повалилось в инет то, что из неё  и так хлещет из всех щелей, а не только со стороны «дна» или её ротового отверстия. Это вполне ожидаемо, когда «пробивают днище» у подобных персон. Итак,

Ольга Моррисон

Пробитое дно Инны Лагун – что за “добро” в трюме?

Всем нам суждено сдохнуть (помереть, скончаться, угаснуть, опочить, уйти в лучший мир, заснуть вечным сном, склеить ласты, отдать концы, побежать по радуге – выбирайте сами), это естественный ход вещей и я не вижу ничего в этом ужасного. Ну, а когда дядя Цирроз прибирает или раком умирают, как одна довольно-таки популярная зооза, у которой дохли спинальники, то мне более чем плевать …
И понимайте меня, как хотите.
Если подумаете, что мне не только плевать, но и ни капельки не грустно, то будете правы.
Смерть – это трагедия тех, кто пока ещё временно жив и кому был дорог покойник. Так что вопить и сокрушаться, почему мне по барабану смерть постороннего человека, которого я к тому же не уважал … это более чем странно!

По этому поводу Инна Лагун в порыве откровенности написала, что я «пробил очередное дно». И меня не удивило, когда из неё повалилось то, что из Лагун и так хлещет из всех щелей, а не только со стороны «дна» или её ротового отверстия. Это вполне ожидаемо, когда “пробивают дно” у подобных персон.

Тут же начались вопли отправлялок, что я не скорблю по Моррисон.
Ладно бы, если это был одинокий вопль Наты Сол. Старушка уже не только плохо видит – увы, все её функции верхней части тела давно дышат на ладан. Но какие же они все тупые, однако: в России каждую минуту умирает примерно 4 человека и мне (о, ужас!😉) реально плевать на это.
Как и всем нормальным людям!

Но я решил дать ретроспективу наших взаимоотношений. На вечную память, так сказать. Итак, все любители животных делятся на три большие группы – это те, кто не наживается на хвостах, те кто наживается на «спасении» и те, кто хотел бы нажиться, но пока не знает, как.

Бескорыстные любители животных, в свою очередь, делятся на тех, кто помогает сам или на тех, кто им помогает – руками, личным участием или деньгами.
Сердобольные податели милостыни на дни стольников или же на «спасение», в свою очередь подразделяются на две группы – большую и малую.

Первая группа состоит из умных и ответственных людей, которые внимательно проверяют, кому именно они отправляют деньги и куда эти деньги потрачены.
Но куда больше народу во второй группе – там те, кто по своей наивности, доверчивости, инерции или же дурости поддерживает зоонаживу, не удосужась хотя бы проверить отзывы в поисковике. При этом они искренне верят, что творят благое дело.

Да и как тут не поверить, ведь именно зоонажива громче всех орёт про свои «великие» заслуги и величает себя не иначе, как «зоозащитой». Разумеется, для этого надо овладеть в совершенстве искусством вранья, которое включает в себя мастерство переиначивания любых событий и фактов.
На примере Инны Лагун и Валентины Силич я покажу в дальнейшем, как они это делают. Но не сегодня. Сегодня я напишу о том, почему я не считаю «огромной утратой» недавний уход Моррисон «на радугу», как это принято писать среди особо трепетных. Для зоонаживы, разумеется, это потеря, так как Моррисон была их активная членша. Но не для истинной зоозащиты.

Итак, история, после которой я отправил в бан незабвенную (для некоторых) Ольгу Моррисон. Я долго терпел её эскапады, покуда она не достала меня окончательно своим враньём. После размещения поста Елены Смирновой, которая написала про «ЭКСТРЕННОЕ СПАСЕНИЕ СОБАК С ПЕРЕДЕРЖКИ СВЕТЛАНЫ ОСИПЦОВОЙ».

После того, как я вошел в положение собак, кураторов и самой Лены, дав согласие на временное размещение собак у меня, то начались истеричные вопли. Я был виноват уже в том, что никто, кроме меня, не согласился экстренно принять более двух десятков собак, которых надо было куда-то девать после их эвакуации из Беларуси.


Далее, 6 мая 2018 года по просьбе обманутых кураторов Светланой Осипцовой и её подельников, Лена Смирнова выложила всё как на духу, за что ей отдельный респект и уважуха.
Люди были в шоковом состоянии, так как после визита одного из кураторов собак, отданных на передержку Осипцовой, поступило сообщение о том, что собак умертвят, если их срочно не вывезут.

Подозрения о том, что не так все гладко на данной передержке возникали у волонтеров ещё зимой, когда Осипцова заявила о «пристройстве» сразу 80 (!!!) собак в короткий срок. Далее появилась информация о чуме и энтерите на передержке.
Когда один из кураторов, Елена, добралась до места передержки, то она обнаружила, что эту «передержку» (заброшенное здание сельской школы в глухомани Беларусии) даже концлагерем назвать нельзя. Собаки были истощены, больны, в диком стрессе, в жутких условиях содержания и очень много собак были больны демодекозом. Местные жители рассказали, что собаки умирают пачками.
Свою собаку Елена в живых уже не застала, хотя исправно отправляла деньги на её содержание.

“Шикарные” условия в которых окончили свою жизнь московские собаки.

Далее Елена Смирнова пишет, что влез “не бесплатный принимальщик”.

Разумеется, «секретный спасатель» – это Валентина Силич, которая смекнула, как можно заработать на подобном «спасении», а заодно подправить свою репутацию. Силич была готова принять собак, но за отдельные деньги, причем, за каждую конкретную собаку. Условия дальнейшего содержания тоже не были бескорыстными, насколько я помню, но утверждать это точно сейчас я не берусь. Слишком много времени прошло, а все переговоры с Леной Смирновой мы вели по телефону.

В связи с тем, что вместо отправки собак с передержки Осиповцевой к Силич (за деньги) часть собак едет ко мне (бесплатно), то поднялся обычный плач тех, кому не нравлюсь я, а нравятся лохматая душа и волосатые загребущие руки Валентины Силич и прочих коммерческих «отправлялок» и «спасалок».

Одной из таких плакальщиц и была Ольга Моррисон.
Моррисон пыталась всеми способами отмазывать зоонаживу и очернять тех, кто с ними борется, не гнушаясь при этом прямой лжи. Например, пишу я, пишет Лена Смирнова, которой Силич сама сказала, чтобы ни в коем случае не отправляли собак ко мне, а везли к ней. Пишет Джамиля Ризванова, что это именно она говорила Лене Смирновой везти собак к Силич.

А Моррисон мурлычет Смирновой в ответ – «Я думаю, Валя в разговоре с тобой, может быть и сказала такие слова, но объективно она понимала, что это осуществить нереально».
И выкладывает свою невнятную писанину о своем разговоре с Силич.
Типа, «опровержение», только я так и не понял, чего именно – Силич подтвердила, что хочет забрать собак, а то, что про деньги как-то забыла упомянуть, так это обычное дело.

Год спустя я написал как Моррисон, вместе с Блиновой-Лухминской, обсасывают «новость» о том, как «Карина Мулиар лично с группой единомышленников остановила грузовик В. Силич, битком набитый собаками». Там я тоже дал оценку степени умственных способностей тех, кто способен в это поверить.

Также Моррисон, не смотря на то, что уже и сама Силич признала факт продажи своих собак за 120 евро-сребреников в Германию, нисколько не стеснялась писать бред типа «Я уже три года слежу за вывозом Валиных (Силич) собак, Валя никуда не выезжала дальше Липецка, а теперь Чехова». О том, что Силичиха из Грязей постоянно каталась сначала в Домодедово, а потом в Шереметьево, где сдавала собак перевозчикам, а на обратном пути устраивала встречи на Киевском вокзале, Моррисон, якобы, не знала. Или недоследила?

Ниже комментарии к посту Елены Смирновой.
Olga Morrison: – “Елена Романова, Лена, предлагаю взять на кураторство оставшихся, чтоб на них никто не наживался”!
Елена Романова: – “Olga Morrison, я не умею врать как вы все, поэтому не возьму. Я помогу четным кураторам в спасении, а вас таких только разоблачать, хотя лично тебе в глаза и все роса, ты пофигистка, которой на всех насрать, особенно на животных. Зачем типа спасаешь, не понимаю, так как сбоку припеку, взять и отвести на черную передержку. Кто на кураторстве не понятно, кого спасла тоже, кого пристроила тем более.
ГДЕ СПАСЕННЫЕ ТО? Как их увидеть? Приветики с дома где”?
Olga Morrison: – “Елена Романова, вот ведь, не возьмешь, а кто же брать будет? Опять вруны и мошенники!? Я думаю, тебе нравится, сама не берешь, а потом начинаешь подвохи искать! Да и вообще, если ты не хочешь брать собак, значит тебе до них все равно? О чем тогда шум? Ждешь, когда честные кураторы придут? Тогда попроси, может возьмут честные”!?
Елена Романова: – “Olga Morrison, ты за себя говори, а не на меня переключайся. Пусть берут те, кто туда их сплавил и получил деньги. Ты врушка, которая ни разу не ответила за свои слова и действия, а только наезды и вранье. Ни одного пристроенного в ленте, ты кого вообще спасаешь то? Тупо пост и дайте денег”.
Елена Романова: – “Olga Morrison, ты ничего не перепутала? Я тебе что задолжала и почему я вдруг стала должна? Ты туда советовала (к Осиповцевой), Джамиля твоя хваленная туда отвозила, все крутили собак по кругу, а теперь – Романова спасай!? А где они вообще то? Их же украли в никуда”.

И тут Моррисон завертелась, переобулась и ушла от ответа. И я её понимаю – отрицать очевидное бессмысленно. Особенно, когда двумя руками, ногами, Джамилёй и прочими частями зоонажива голосовала за отправки собак в “рай” к Осиповцевой. Где большинство собак благополучно забрались на “райскую” радугу.

Olga Morrison: – “Елена Романова, я не говорю, что должна, ты просто очень переживаешь”)))
Елена Романова: – “Olga Morrison, я считаю что таким покуисткам, которые держат на черных передержках и где умирают животные, делать вообще нечего в зоозащите, особенно таким темным лошадкам”.
Сергей Боев: – “Olga Morrison … вам всем, как я понимаю, хоть в глаза лимонад – не слипнутся.
Если до мозга не доходит, что у Силич НЕТ и НЕ БЫЛО карантина для щенков, а в её концлагере энтерит и вольерка, что неизбежно приводит к заражению и смертям, ТО МЕДИЦИНА ЗДЕСЬ БЕССИЛЬНА”.
+++
Я это 2 года назад писал, всё это и было, и оказалось правдой.
Особенно насчёт медицины. Она и впрямь оказалась бессильной и Ольга Моррисон умерла от цирроза печени.

P.S.
А чтобы не завершать свой пост на печальной ноте я приведу выдержку из воспоминаний Наты Сол о Моррисон, как она «припёрлась к ней в больницу у нас в Измайлово»:
«Мы вышли из палаты положить мороженное в морозилку и уселись болтать прямо напротив сестринского поста. Так МИЛО, С ЛЮБОВЬЮ про собачат и подопечных. Примерно через полтора часа медсестра не выдержала и сказала нам убираться к лифту, потому что она не может сосредоточиться и слушает наши УЖАСЫ про беззащитных животных и уже думает о собаках и кошках, а работать не может».
(Ната Сол с Olga Morrison)

Если их «милые» беседы о «любви» к собачатам выглядят как ужасы, то мне больше сказать нечего. А заодно и о «талантах» Наты Сол – они все налицо в вышеприведенной части «эпитафии».
Поэтому глупо ожидать от меня, что я был бы опечален известием о смерти Моррисон от цирроза. Или Лагун надеется, что я стану по ней рыдать? – Не дождётесь!

Бедный Курт в Альтаире

Старичок Курт, украденный Силич в Ельце и убитый в Липецке

Вчера, 9 октября 2020 года, примерно в 2 часа пополудни, старичка Курта убили в Ветеринарном Лазарете г. Липецка.
Убили сразу же, после компьютерной томографии, в которой не было абсолютно никакой необходимости. Впрочем, я вполне допускаю, что и сам наркоз мог стать для Курта фатальным. В ВетЛазарете у нас умерла от краткосрочного наркоза молодая собака, стаффка Линда (видео на моем канале Ютуб). Погибла от тупого передоза пропофола. Умерла на моих руках, после того, как все попытки “раздышать” собаку оказались тщетны. Поэтому, вполне вероятно, что и с Куртом вышла аналогичная история.

Впрочем, если Курта убили намеренно, а не от наркоза для КТ, то я вполне понимаю ход мыслей Силич – куда девать старичка, который все-равно умрёт? Сборы на Курта и так принесли немало прибыли. Сердобольные наивные дуры хватались за сердца и кошельки, тряся последними, как осинки листьями. Поэтому самое время было “полечить” Курта с помощью эвтаназии.

Кстати, когда мы приехали в ВетЛазарет вчера вечером, вместе с владельцем собаки, то нам сначала понесли околесицу про то, что собака зарегистрирована на другого человека. Впрочем, там быстро прикусили языки, после того, как Вера им объяснила популярно про «регистрацию» и возмущения владельца. Они признали, что собака была у них, но соврали, что не знают, где она и что с ней. В глаза при этом не смотрели и было видно, что эта тема для них крайне некомфортна, а когда мы попросили пригласить Баркова, то нам ответили, что он в отпуске. И так всегда – одна ложь, ложь, ложь во всём, к чему прикасается лохматая рука Валентины Силич. Поэтому я хочу рассказать всю правду об этой истории с 13-летним старичком Куртом.

Курт вполне счастливо доживал свои последние деньки в Ельце, выпрашивая сосиски у магазина, когда владельцы отпускали его погулять. Курт бегал так уже 13 лет по тихому райончику провинциального городка, пока не стал жертвой Валентины Силич.

Итак, Курта знали и продавцы, и местные жители, а сам он ни разу за 13 лет своей жизни не укусил человека и был абсолютно не агрессивен. Наоборот, со слов Александра, когда на соседку возле подъезда напали уличные собаки, то Курт отважно бросился её защищать. Завязалась собачья драка и Курту тогда здорово досталось.
Александр – это шурин, брат жены владельца собаки, у него дома 4 кошки и ротвейлер. Курт в зимнее время жил у них в квартире и со всеми уживался. Силич объяснила убийство собаки якобы «невыносимыми страданиями», но Александр сказал, что даже с такой огромной опухолью Курт отличался жизнерадостностью и весёлым характером, опухоль проявляла себя только выделениями, аппетит у него был отличный и он не был привередой. Любимое развлечение Курта было – таскать и подбрасывать камешки на улице.

Курта владельца возили в ветклиники Сахарова (Добрый доктор) и Соловьевой (СиЛаВет), где им сказали, что пусть собака доживает свой век, ничего сделать нельзя, голову ведь не ампутируешь вместе с опухолью, да и наркоз собака может просто-напросто не вынести. Не говоря уже про химиотерапию, винкристин и прочее.

Моисеев завалил Курта и сфоткал для отчета перед Силичихой

И тут нашлись «добрые люди», которые стали Курта «спасать»… 
8 октября Курта возле магазина поймал Дмитрий Моисеев, наёмный исполнитель и подельник Валентины Силич и Надежды Аиповой. Доверчивый Курт, которого все подкармливали, увидел колбасу в руке Моисеева и радостно бросился навстречу своей гибели. Моисеев накинул петлю из поводка на шею собаке, завалил Курта и сфоткал его для отчета перед Силичихой, а после закинул в авто и был таков.Как мне написала моя хорошая знакомая из Ельца, которая его знает – Дима работает вахтами в Москве, а его жена Наталья Пантюхина-Моисеева, тоже типа «зоозащитница»

Хозяину удалось найти свидетеля похищения, своего соседа и сотрудника ГИБДД, который по фотографиям опознал, что это был действительно Дмитрий Моисеев.

Дмитрий Моисеев

«Лохматая душа» сразу же начала сбор на Курта, набрехав с три короба заглавными буквами про их «новое несчастье», парня, который, якобы, «нашел собаку на улице», что это «бездомная собака» и она «еле дышала», про «дикую боль» и агрессию… Узнав, что эта история получила огласку и в дело вмешался я, волосатые души стали переделывать свои посты сообразно ситуации.

Не только адрес, а ФИО и телефоны владельца известны!

Кстати, Моисеев также срочно закрыл свой профиль https://vk.com/id313031707 из-за этой истории с украденным Куртом, но вся нужная информация о нём уже имеется. Как есть и его телефон 8(980) 266-96-30, поэтому в ближайшие дни будет получено полное досье на Димасика. Появилось уж очень много желающих с ним пообщаться лично…

Именно Моисеев приезжал за украденным гончаком, которого у Людмилы и Насти из Лебедяни фактически украли. Надежда Аипова, подельница Силич по кражам собак, к которой обратились мама с дочкой насчет пристройства приблудного гончака, обрадовала их, что нашла хорошие “ручки”. Гончак, якобы, будет жить в деревне, у бабуси, дочка которой волонтерит в «приюте» Аиповой. Обещала видео в Ватсапп и фотки на телефон. Но, как только собаку забрали, и Аипова, и «дочка», и Моисеев прекратили общение с женщинами.

Правда, Моисеев оговорился, что отвез гончака «на Мичурина» (там находится коттеджа Силич в Грязях), а волонтерша Лидия, которая сначала сказала, что не будет ничего присылать, и не даст никакого фотоотчета о судьбе пса, потом позвонила и сказала, что честно не знает ничего о его судьбе. Что это все дела Силич и Аиповой и просила ее не выдавать. Именно Аипова дала ее телефон Людмиле и Анастасии и сказала, что это телефон «ручек» и что пес, якобы, пристроен к ней.

Тупые вопли команды Силич о их «расследовании», заявлениях в прокуратуру и «вине» владельцев я даже и обсуждать не хочу. И Сахаров, и Соловьева, и их работники подтвердят, что владельцы к ним обращались. Законом не предусмотрена ответственность владельца даже за ненадлежащее содержание, а про то, как именно надо лечить собаку и какие процедуры проводить не сказано вовсе. Это понимает любой здравомыслящий человек.

А вот к ВетЛазарету вопросы есть, но их уже пусть задает прокуратура. Почему частная клиника ВетЛазарет приняла собаку без вакцинации от бешенства, почему там убили собаку без документов, привезенную “зоозащитниками” Силич, которые сотрудникам клиники отлично известны, а не владельцами, на каком основании в клинике решили, что собака нуждается в срочном усыплении?

Впрочем говорить о “зоозащите” применительно к Силич не приходится. Силич относится совсем к другой категории – к зоонаживе, а жизнь собаки для неё не стоит ничего, поэтому Курт был обречен. Все было плевать, что собака вовсе не желала умирать, что у неё был прекрасный аппетит и она не страдала, что у неё есть владельцы, которые сразу же начали поиски собаки – куда девать эту обузу Курта, которого проблематично «спасать» и дальше в свете поднявшейся шумихи? А, значит, нельзя и деньги собирать на «спасение», поэтому – Курт сделал своё дело, Курт может уходить…

Первый пост лохматых СОС!СОС!СОК_ок
Переписанный пост с кучей вранья волосатых душонок Силич
Сердобольный народец затряс мошной – Курта не зря крали!
Моисеев репостит сообщения из группы Силич. Всё те же СОС.
Переписка Насти насчет гончака с Силич и вранье Силич, что она не знает Дмитрия Моисеева.

Айдовы. Собачий рай.

Мария Айдова, дочь “пропавшей” для всех, кроме родных, Анны Константиновны Айдовой, продолжает мошенничать и вести сборы на свою личную карточку. Она занимается этим уже три года непрерывно, с того самого момента, как у Айдовых-Адовых сгорел хлев. Собаки при пожаре не пострадали, но сборы велись и ведутся именно под флагом собачьего приюта.

Приют отец и дочь Айдовы не регистрировали и не собираются, потому что не хотят соблюдать все те законные требования, которые предъявляются для приютов.Вместо этого Мария Андреевна зарегистрировала благотворительный фонд все под тем же названием “Собачий Рай”. Наверно, это хорошо, потому что у фондов есть хоть какая-то отчётность. Известно, что мошенники всех мастей предпочитают собирать деньги на карточку физических лиц, чтобы никто не мог проконтролировать объем пожертвований.

“Наша Маша” это отлично усвоила. Отчётов по сборам на свою карточку она не представила за три года ни одного. Нельзя же назвать отчётами отдельные “спасибо” и рассказы о закупках того-сего, которые изредка появлялись под фото в инстаграм (именно там самая удобная площадка для мошенников).И вот месяц тому назад фонд зарегистрирован, счёт открыт, “Независимая газета” опубликовала реквизиты еще 19 февраля 2020 года, но в интернете Маша продолжает подсовывать добрым людям все тот же личный счёт!

Самое пикантное, что помогает ей облапошивать жертвователей “дважды юрист” Маргарита Гаврилова, бывший пристав, выкинутая из среды приставал из-за судимости.

Маргарита Гаврилова на скамье подсудимых

Вот очередной вклад Маргоши в это мошенническое дело:

– “Без борьбы нет победы! Друзья, недавно у приюта Андрея и Анны Айдовых появился официальный статус. Андрей достраивает сейчас новый приют в Нижегородской области. Денег не хватает совсем. Сейчас за долги банк забирает дом в Мочалово. Сделайте репост друзья, давайте поможем хоть понемногу ребятам вытянуть лямку, ох непростая у них ноша. Но несут они ее с достоинством.

ИТАК – ПРИЮТ ДЛЯ БЕЗДОМНЫХ ЖИВОТНЫХ БФ “СОБАЧИЙ РАЙ”. Пока мы регистрируем бухгалтерию, сбор ведется на карту Маши. Это временно, на следующей неделе уже будет расчетный счет. Это написано ей: Дорогие друзья, кто хочет нам помочь, может сделать перевод на карту СБ (…) Мария Андреевна А.”

Гаврилова за дурачков держит “донатов”? Во-первых, благотворительный фонд и приют – это совсем не одно и то же. Так что никакого официального статуса у “приюта” Айдовых по-прежнему нет (и не будет, потому что строят они в деревне под Старой Руссой невесть что).

Во-вторых, как уже было сказано выше, расчетный счёт благотворительного фонда давно открыт, и сборы на карточку – очередная махинация адской семейки и ее “юриста”, работающих на доверии.

В-третьих, Маргарита Гаврилова даже в явках и паролях путается: Новгородская область у нее превратилась в Нижегородскую! Действительно, какая разница? Пока Андрей Айдов с дочкой живут в теплой московской квартире, большая часть собак обретается далеко от них – в Новгородской области.

На видео, размещённом в инстаграм, голодные облезлые собаки жадно грызут когтистые куриные лапы, которые ветеринар Мария Андреевна Айдова почему-то называет лакомствами. Вы уверены в том, что пожертвованные москвичами “на приют” немалые деньги потрачены на этих дворняг?

Отстрел русских собак в Финляндии и Норвегии

В полицию Юго-Восточной Финляндии поступают сообщения о стаях бродячих собак на улицах приграничного города Иматра, которая находится на расстоянии нескольких километров от российского города Светогорска.

Безнадзорные “дикие” собаки в Светлогорске.

По данным полиции, в стаях обычно насчитывается примерно 7-8 особей. До сих пор собаки не покушались покушать людей или их питомцев, однако, по словам полиции, они могут вести себя крайне непредсказуемо. Предполагается, что собаки не местные, а родом из России.
Теперь в полицию Южной Карелии ежедневно поступает как минимум одно заявление на отстрел безнадзорных собак. В Финляндии их называют “дикие собаки из России” или “бродячие собаки”.
Доводы за отстрел одни и те же: собаки могут быть больны или агрессивны, они должны что-то есть, вдруг стая больных, агрессивных и кровожадных собак-людоедов из России встретит маленьких детей и покушает их?
В августе прошлого года ветеринар Пекка Сарканен объяснял в интервью Yle, что дикие собаки из России по характеру крайне “агрессивны” и ведут себя “непредсказуемо”. Он привел даже примеры, когда собаки прогрызали (о, ужос!) металлические прутья клетки, чтобы сбежать, не смотря на то, что их не застрелили, а отловили.


Фото: Kari Kosonen / Yle

Отловленным собакам просто “повезло” оказаться в населенном пункте возле магазинчика или помойки, где пальбу открывать запрещено, чтобы не переполошить местных жителей, иначе бы их “гуманно” застрелили. И эти собакибыли настолько “дикими”, что позволили себя отловить: такие тупые русские собаки – они не хотят, чтобы их, избежавших отстрела охотниками и полицией, гуманно эвтаназировали за счет бюджета!
Комиссар Тимо Куокканен из Полиции Юго-Восточной Финляндии говорит, что полиция не может быть постоянно в состоянии готовности из-за бродячих собак. «Мы должны выполнять много других задач, поэтому сочли разумным обратиться к охотникам за помощью», Куокканен призывает граждан и в дальнейшем сообщать в полицию о диких собаках.
Насколько известно, пока стаи не причиняли вред людям или животным, но полиция считает их угрозой, например, из-за риска заразных болезней. «Одичавшие собаки не являются частью финской природы, – говорит Куокканен. – Стая может повести себя непредсказуемо, особенно по отношению к гуляющим собачникам».
А норвежских пограничников беспокоят бродячие собаки из Мурманской области. Полиция выдала охотникам из долины пограничной Паз-реки (Пасвик) разрешение на их отстрел. На Кольском полуострове время от времени русские собаки незаконно проникают на территорию Норвегии. «Собаки из России, а также из Финляндии могут иметь заболевания, распространения которых мы не хотели бы у нас в стране, вот почему мы решили, что животных необходимо отстрелять и направить на исследование», – говорит сотрудник киркенесского полицейского участка Эйнар Ингиле в интервью газете «Finnmarken». Река Паз (Пасвик), протекающая между двумя странами, покрыта льдом, поэтому собакам проникнуть в Норвегию легко.
Меня “умиляют” эти гуманные толерасты-норвеги, финны, пиндосы и прочие, которые убивают собак не за то, что они сделали, а за то, что они могут сделать.
Источник информации: https://yle.fi/uutiset/osasto/novosti/po_imatre_begayut_stai_brodyachikh_sobak_iz_rossii/10651964

Сергей Боев