Итак, Ирина Скворцова вышла замуж за херра и стала Грёшлер (Groshler). Меня всегда удивляли её постоянные покатушки в Германию – якобы, ради очередной «собачки». Теперь понятно, какого кобеля её туда тянуло. Вместе со своим херром Хербертом они замутили феррайн для приёма собак и, соответственно, приёма денег за «спасение».

В принципе, во всем этом нет ничего криминального (я надеюсь, по крайней мере) и, если собачка попадает в ответственные руки любителя животных, а не очередного толераста и если куратору предоставляется возможность отслеживать судьбу питомца хотя бы на протяжении полугода. Но есть у меня причины сомневаться в искренней зоо-озабоченности  этой дамы, не нашедшей женского счастья среди русских мужиков. Ведь мне прекрасно известно, что в прежние, ещё не «херровые» времена, собачки часто ехали в немецкие приюты, а не в семьи.

Например, в «Объединение по защите животных Ростока» (некоммерческая организация), прием собак в которых организовала второй председатель приюта, Ангелика Штройбель – в том числе и без каких-либо документов. Об этом Алексей Штангаров (Штанга) писал Ирине Скворцовой открытым текстом: —  «Ангелика может брать просто собак и не официально».

Доверенность на Штангарова от Ангелики на перевозку животных

Основания для аферы с получением коммерческого сертификата на перевозку живности по подложным документам Штангаров обосновал достаточно убедительно:

— «Частые пересечения границы с большим количеством животных делают очевидной ложь типа «животные мои и не с кем оставить», «на выставку», «собаки едут на обучение или дрессировку». Более того, на пассажирской границе предъявляет претензии при вывозе белорусская таможня, для которой частые пересечения границы с животными являются свидетельством коммерческой деятельности. При этом сотрудники таможни соглашаются с благотворительной деятельностью, но требуют ее переноса на грузовой погранпереход. Все это стало требовать сопровождения животных курьерами из России и раздачи взяток. Первое само по себе сложно, второе опасно, т.к. является уголовно наказуемым преступлением. Мне абсолютно не хочется финансово обременять зоозащитников просьбами об оплате адвоката или хотя бы редкими передачами в белорусскую или польскую тюрьму».

То есть, понимание незаконности своей деятельности у заправил «отправИл» присутствует. Отсутствует оно только у таможни, ментов-полисменов, погранцов (ну, эти-то за взятку любому шлагбаум откроют) и прокуратур.

А насчет «благотворительности» Штангаров хорошо написал Клапе-Пироженковой (орфография автора):

Вот так, откровенно, без прикрас и соплей, Штангаров охарактеризовал эту самую «благотворительность» отправлялок хвостов за бугор — это только бизнес, а на животных им плевать.

Сергей Боев

Комментариев нет.

Добавить комментарий