25-го ноября в Москве состоялся ОГФ-2017 – Общероссийский Гражданский Форум, ежегодная встреча обычных граждан, активной части жителей России. Некоторые из них, назовем их наивными идеалистами, действительно надеются научить власть решать проблемы страны. Но большинство из участников форума (как, впрочем, и среди подобных «активистов» в большинстве партий или движений) рассчитывают на преференции в материальном плане или же поднимают свой общественный статус – с разными целями.

Подобный общественный контроль уже реализован за деятельностью правоохранителей и силовиков (судов, полиции, зон и тюрем, военных частей и т. п.), а так же во многих других сферах нашей жизни. Правда, чаще всего это выглядит, как общественная мастурбация – активисты гоняют взад-вперед переписку по инстанциям и сами же получают удовлетворение от своих действий. А реального результата в плане обременения законодательной базы страны новыми законами не происходит.

Так как я отношусь к немногочисленной когорте прожженных идеалистов в зоозащите, а к ним я отношу тех, кто занимается помощью животным не менее пяти лет, но до сих пор не скурвился и не извлекает выгоду от своего участия в жизни спасенных, то я поехал на ОГФ-2017 с единственной целью – пообщаться на тему, как наладить эффективный общественный контроль за отловом собак.

Я, в отличие от большинства зооз всех мастей, имею некоторое представление о том, как именно добиться прекращения тотального убийства животных при отловах, как осуществлять мониторинг пунктов стерилизации, передержек и соблюдения «ловецкими» конторами условий тендера общественными экспертами и контролерами. Меня всегда озадачивало  только одно – нежелание большинства «зоозащитников» тащить свою задницу на проверку, наличие хилой правоприменительной практики и возможный пшик от результатов контроля, если чиновники станут покрывать бюджетных живодеров. А то, что власть – и исполнительная, и политическая, и судебная –  будет покрывать ловцов, ясно любому здравомыслящему человеку.

Именно о том, как сделать инструмент общественного контроля по-настоящему эффективным, я и хотел пообщаться на форуме.

Первый блин комом или «Что делать с безнадзорными животными» 

Естественно, я знал о том, что на форум приедет В. Гройсман.

Его приглашение в качестве «эксперта» в группу экологии показало всю глубину непонимания организаторами того, что творится при отловах в регионах. Им бы давно понять, что Москва – это еще не вся Россия. По всей стране в деле регулирования численности безнадзорных животных творится форменный беспредел и нарушение многочисленных законов, вет. и сан. правил. Причем происходит все это при полном попустительстве прокуратур и покрывательстве ловцов местными «царьками».

Если убило животину, отстрелив ее дитилином или отравив пищевой приманкой, частное лицо, то оно получит общественное порицание. А если  тому же случится чудо и напишут на такого гражданина заявление, найдут его, докажут умысел и доведут до суда – то и штраф присудят. Но, когда то же самое делают в неизмеримо больших масштабах «по контракту», то не штраф эти живодеры получают, а бюджетные деньги! И это естественно — чиновники просто не знают, как это делать иначе, не убивая животных, и не хотят отдавать «свои» бюджетные деньги.

Гройсман, кстати, тоже все деньги, что к нему попали, считает «своими»—подробнее читайте в моей статье «Отдел очистки Гройсмана».

Само собой, приглашение этого бизнесмена от отлова, Гройсмана, чтобы он поделился своим опытом и спрашивать у него совета, типа «как нам наладить» — это верх идиотизма, невежества, либо наивности. Делиться своими знаниями о том, как лучше доить бюджет Гройсман не станет. Поэтому я был рад, что могу лично задать ему в лицо те вопросы, на которые он предпочитает отмалчиваться или отбрехиваться.

Естественно, что общение в виде гражданского форума подразумевает то, что все граждане – это россияне и равны между собой. Ан нет! Оказывается, некоторые граждане «ровнее» других. В чем я с удовольствием смог убедиться, попытавшись услышать от г-на на букву «Г» объяснения тех непотребств, которые он творит в Нижнем Новгороде.

Кстати, Елена Тополева (Оргкомитет ОГФ) накануне форума заявляла: — «Всего за 12 часов можно узнать массу интересного, послушать умнейших блестящих экспертов, поспорить и позадавать острые вопросы». Как оказалось в действительности, «узнать» и «послушать» было можно, а вот «поспорить» и «позадавать острые вопросы» — нет.

Не все, что плавает наверху зоозащиты – это сливки

Под группу экологии, где рассматривались проблемы отлова и содержания бродяжек, организаторы отвели маленький тесный зальчик, поэтому можно было выступать без микрофона, чем я и воспользовался.  Когда стали вопрошать, что же сделать, чтобы улучшить ситуацию с безнадзорными животными, то я решил взять слово. Я встал и сказал примерно следующее:

— «Кто додумался пригласить сюда этого мошенника, нижегородского Гройсмана, по которому плачет тюрьма? В первую очередь, надо ограничить приход в отлов именно таких негодяев, для которых эта деятельность является разновидностью бизнеса. А также обеспечить контроль за ловцами и передержками с помощью истинных зоозащитников. А сейчас пусть Гройсман ответит нам на некоторые вопросы:

  • — почему за все эти годы так и не было обустроен карантин для щенков?
  • — почему на умерших 1-3 месячных щенков, которых специально сажают в клетки, где уже умерли от энтерита сотни предыдущих партий щенков, списываются деньги за стерилизацию?
  • — почему не пускают зоозащитников для проверки в помещение передержки собак с отлова?
  • — где более 12 тысяч собак, якобы отловленных, «стерилизованных» и «выпущенных» на улицы города за три года?
  • — почему пожертвования граждан в фонд «Сострадание» принимаются не на расчетный счет, а на личную карточку Сбербанка Ксении Олеговны К. При этом, для сокрытия факта поступления пожертвований и назначения денежных переводов, от граждан требуют НЕ УКАЗЫВАТЬ назначение платежа, а уведомлять о нем с помощью смс?
  • — почему на сайте фонда «Сострадание» отсутствует публичная оферта?
  • — почему, даже по официальным отчетам фонда «Сострадание» 40% денег граждан уходит на нужды сотрудников фонда (по закону – не свыше 20%)?
  • — почему в отчетах фонда нет статьи расхода на стерилизацию животных, хотя по заявлениям Гройсмана в год за «его деньги» (то есть, деньги фонда) стерилизуют до 2500 животных»?

Увы, все сказать мне не дали, гражданскому обществу «зоозащитников» в лице присутствующих в зале было не интересно услышать «весь список» моих вопросов. Я понимаю, что Гройсману, который вертелся за столом, как уж на сковородке, абсолютно не хотелось держать ответ и «дискутировать» об этих достижениях в «его зоозащите», но остальные-то? Этого я абсолютно не понимаю!

Я предъявлял конкретные обвинения и готов был оперировать реальными фактами, но этому душному залу ничего конкретного не надо, оказывается. Им проще воду в ступе толочь и переливать из пустого в порожнее. До их слабого разума не может дойти даже элементарное – закон об ответственном обращении с животными не будет принят ни в этом году, ни в следующем, ни последующем. Я имею в виду не Гройсмано-Пановский закон, а такой закон, который действительно бы защищал животных. А не узаконивал бы наживу гройсманов и ему подобных на живодерстве!

Впрочем, я успел сказать основное, прежде чем меня окончательно заткнули. Гройсман в это время вяло имитировал попытки выйти из-за стола, чем немало меня позабавил. Мне даже пришлось подбадривать его, чтобы он порезвее подошел бы к мне в пределы досягаемости его харизмы. Каюсь, я предупредил его о том, как конкретно я с ним пообщаюсь, после чего Гройсман оставил свои дерганья. Но я ещё успел сказать (узрев мЭрде в зале, который сидел смирно и повернуть боялся свою красную физиономию в мою сторону) присутствующим то, что и так всем известно: 90% из так называемой «зоозащиты»  — это те, кто хочет наживается на ней или же желает пропиариться, чтобы потом конвектировать свой пиар опять-таки в бабло.

Кстати, в Москву я приезжаю не только по делам, но и для встреч с друзьями. Поэтому дамочке, которая верещала про мой перегар, я отвечу словами Шнура: — «Да, ты права, я  — дикий мужчина. Яйца, табак, перегар и щетина».

Тут же в зале стали вопить, что я провокатор, засланный (я так и не понял, кем), а появившийся охранник стал настойчиво просить меня покинуть помещение.  После небольшой перепалки я, с чувством выполненного долга, покинул взбаламученные мною слои «зоозащитных сливок» и отправился в ресторан «Хижина» продолжать общение с моими друзьями.

Бла-бла-бла от организаторов или обычная зоошиза? 

Но сейчас не Гройсман меня интересует – два заявления по нему уже лежат в налоговой и прокуратуре, а другое – только ли зоозащитники в нашем обществе столь «демократичны» и «умны»? Как и что происходило в других рабочих группах? Если все было так же, как в зале у сердобольных любителей зверушек, то тогда понятно, что на этом форуме представлено отнюдь не гражданское общество, а его имитация.

Впрочем, не только в тесных залах затыкали рты, но и в больших. Например, публичная  «дискуссия» по теме развития агломераций с участием Алексея Кудрина и мэра Москвы Сергея Собянина протекала в форме монологов последних, а прочему плебсу из зала было запрещено задавать вопросы.

Но сами организаторы и участники ОГФ этого не видят. Андрей Архангельский говорит, например, что «Форумы нужны для того, чтобы мы могли делиться опытом и обретать чувство плеча. Вот это  — чувство плеча  — ОГФ давал всегда и в избытке. Причем, всем  — и либералам, и консерваторам, и левым, и правым, и верующим, и атеистам, и политизированным НКО, и аполитичным».

Андрей Галиев (отв. секретарь Оргкомитета ОГФ) вторит ему, что «ОГФ очень важен как площадка для диалога представителей гражданского общества. Для меня Форум — зеркало, в котором общество может увидеть себя таким, каково оно есть, понять свои сильные и слабые стороны».

Александр Аузан, декан факультета экономики МГУ, также уверен, что все пучком:

— «Люди теряют уверенность в том, что они могут что-либо изменить в стране и начинают бояться будущего, потому что они на него не влияют.  для того, чтобы размотать эту цепочку, нужно поднять договороспособность. Форум и есть собрание договороспособных».

А с другой стороны, Николай Дижур, депутат Чеховского Горсовета, считает, что состоявшийся форум отражает не реальную активность граждан, а лишь её имитацию:

—»ОГФ 2017 – центральный симулякр гражданского общества. Гражданское общество есть набор требований к политической системе, а не призыв. Так, например, гражданскому обществу Подмосковья понятно требование отставки губернатора Андрея Воробьёва и придание суду высших чиновников правительства Московской области, ответственных за преступления против демократии, экологический геноцид и тотальную коррупцию».

То есть, даже Николай Дижур, который далек от зоозащиты и экологии, провозглашает за наказание лиц, присевших на бюджет и за «экологический геноцид». Зато большинству из наших «зоозащитничков» ничего этого не надо – на самом деле им плевать на то, что происходит в стране. Увы, дальше собственных  кормушек они не видят.

Сергей Боев

Комментариев нет.

Добавить комментарий