Защитники собак в России или «дай денег и отвянь»

Спасать «кого-чего» и волонтёрить нынче модно в России. Кто-то делает это вполне бескорыстно, другие сами жертвуют на предмет попечительства последние деньги, третьи бросают все дела и едут искать пропавших бедолаг. Но есть и отдельная категория граждан, паразитирующая на лучших чувствах других людей и превращающая чужой расход в личный доход. Я имею в виду мошенников от благотворительности. И редко где есть столько таких «загадочных» людей, занимающихся «спасением» собак за деньги других, как среди любителей животных. Судите сами – нигде, кроме среды «животнолюбов», не додумались восхвалять благотворительную организацию за то, что она занимается именно благотворительностью. То есть, тратит полученные пожертвования именно на свою уставную деятельность. Более того – если «рулевые» (учредители, директора, управляющие и т. д.) благотворительного фонда или другого бескорыстного образования на теле общества, запускают руку в ящик подаяний и берут оттуда себе на жизнь, то это они, оказываются, хорошо делают! Ведь организаторы многочисленных приютов, фондов, движений, групп помощи бездомным животным и т. д. так громко кричат о своих добрых делах, что грех им не верить. А о своем воровстве (давайте называть вещи своими именами) при этом они тихо помалкивают. Для того, чтобы смекнуть, что не все так ладно в чьем-то «гадском королевстве», большого ума не надо – ведь существуют все эти собачьи «благодетели» пусть и за свой счет, но за чужие деньги. То есть, большинство из них не имеет ни личных сбережений, ни других источников дохода, нежели карманы сердобольных простаков.  Но при этом на какие-то средства покупают землю, строят новые приюты или вольеры, платят зарплату работникам, кушают, одеваются, содержат свои семьи. И вот тут-то возникает парадокс – почему любители животных не видят ничего страшного в том, если эти деньги фактически были украдены у самых бесправных и обездоленных «друзей человека», попавших в тяжелую жизненную ситуацию? Если бы такие же деньги хотя бы у одного больного ребёнка украл какой-нибудь фонд, то его заклеймили бы позором! Но в среде «животнолюбов» это принято считать само собой разумеющимся, когда полученные деньги считают «своими» – ведь все эти силичи, гройсманы, фокины, серебряные, гирские, эсманы и прочие «святые» тоже хотят кушать… Ну не идиотизм ли? Надеюсь, что теперь вам стало ясно, почему первый же вопрос о финансовом отчете к любому такому «зоозащитнику» или «спасалке» животных вызывает бурю эмоций с воплями и банами интересующихся. Ещё бы – дойные коровы должны исправно доиться, а не спрашивать, куда идет их молоко! Возьмем для примера не самую одиозную, но достаточно известную ростовскую Автономную некоммерческую зоозащитную организацию (АНО) «Собачий патруль» , которая по уставу не ставит в качестве своей основной деятельности извлечение прибыли, а все доходы обязана направлять на решение уставных целей. Так как вся репутация подобных организаций держится исключительно на информации, то я порылся в инете и нашел статью RostovGazeta, где корреспондентам издания  ветеринары и эксперты рынка якобы рассказали о том, что «Благотворительный проект «Собачий патруль», собирающий пожертвования на создание центра стерилизации безнадзорных собак в Ростове, может представлять из себя хитроумную мошенническую схему». Естественно, что после такой информации я заглянул на сайт «Собачьего патруля». Увы, но я нигде не смог обнаружить там ни намека на финансовый отчет, ни обязательного договора оферты, без которого все пожертвования таковыми не являются и подчиняются условиям обычного договора дарения. А одно из главных отличий договора пожертвования (оферты) от дарения – это невозможность одаряемой стороны освободиться от имущественной обязанности, на которую были направлены деньги, перед собой или третьим лицом. То есть, например, потратить их на зарплату работникам нельзя. А сейчас я вам одну смешную вещь скажу – согласно законодательству, чтобы направить деньги на помощь другой собаке или другие цели, нужно получить согласие жертвователя. Смешно, правда? Я лично не знаю ни одного такого «спасателя» собак, который спрашивал бы у доброхотов, отправивших ему деньги, можно ли купить на них телефон своей дочурке, бусы жене или прокатится на такси. На том же сайте «Собачьего патруля» я узнал, что большинство учредителей, судя по всему, не принимают активного участия в «спасении» и «помощи», а к собираемым пожертвованиям если и имеют какое-то отношение, то только как благотворители.  Там же я увидел, что всех жертвователей посылают на личную карту Сбербанка 5469 5200 2561 7812 некоего Евгения Александровича. Этого казначея (казнокрада?) я не нашел ни среди учредителей АНО, ни в разделе «Наша команда» на сайте организации. Получатель денег при этом не обязан ни перед кем отчитываться, так как без договора оферты формально все поступающие «пожертвования» на карту являются его личными «подарками». То, почему аферисты из благотворительных организаций так не любят собирать деньги на расчетный счет, вполне понятно. Если деньги поступают на р/с организации, то их необходимо четко учитывать, иначе будут штрафы от ИФНС. Об этом прямо сказано Минфином России в письме от 07.10.11 № 03-03-06/4/113. Если одаряемый является НКО со строго оговоренными целями деятельности, то в договоре допускается привязка целей пожертвования к уставной деятельности получателя пожертвования. Если одаряемый использует переданные ему денежные средства, имущество или права не по назначению, согласованному сторонами в договоре (или изменяет назначение не в соответствии с требованиями ст. 582 ГК РФ), то жертвователь вправе требовать отмены пожертвования. Юридическое лицо, принимающее пожертвование, для использования которого установлено определенное назначение, должно вести обособленный учет всех операций по использованию пожертвованного имущества. Согласно ст.5 Федерального закона от 11.08.1995 N 135-ФЗ «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях» благотворители вправе определять цели и порядок использования своих пожертвований, благотворительным пожертвованием среди прочего является бескорыстная (безвозмездная или на льготных условиях) передача в собственность имущества, в том числе денежных средств, а согласно ст.15 указанного закона благотворительное пожертвование является одним из видов источников формирования имущества благотворительной организации. При перечислении денег на счет организации, в отличие от личных счетов, не обязателен договор о пожертвовании. В этом случае, чтобы не было путаницы между доходами, с которых надо платить налоги и пожертвованиями, которые налогами не облагаются, в платежном поручении достаточно указать  назначение платежа «благотворительное пожертвование» (на лечение собачки, корм, стерилизацию и т. д.). В этом случае будут соблюдены все формальные требования, предъявляемые законодательством к благотворительному пожертвованию без договора. Все прочие способы получения денег (карты физ.лиц, голодные телефоны, электронные кошельки) таковыми не являются и получатель волен распоряжаться ими по своему усмотрению. Как показывает деятельность всех «спасателей» и «благодетелей», личное благополучие которых зависит от поступления пожертвований, отсутствие фин.отчетов, законности сборов и прозрачности распределения доходов себе есть явным признаком мошенничества, так как «на пожрать» денег «спасалкам» и «спасателям» никто не подаст. Как было указано выше, все целевые взносы люди перечисляют обычно для помощи кому-то конкретному и, чтобы потратить пожертвования себе «на жизнь», нужно согласие жертвователя. Иначе — это нецелевое использование ради личной выгоды и ст. 159 УК РФ (мошенничество). Но стоило мне только заикнуться в ростовской группе об этих нарушениях при сборе пожертвований «Собачьим патрулём», как начались обычные вопли. По их мнению, если БЛАГОТВОРИТЕЛЬНАЯ организация что-то там благотворит, а не просто доит кошельки граждан себе в карман, то они уже чуть ли не святые. Их абсолютно не смущает то, что у «Собачьего патруля» нет ни одного фин.отчета, а есть только бла-бла-бла: – «Поскольку пожертвования должны стать основным ресурсом, за счет которого ведется деятельность Центра, мы считаем необходимым снять все вопросы относительно прозрачности и целевого использования полученных средств». Для этого, оказывается, достаточно … просто официально зарегистрироваться «в качестве автономной некоммерческой организации». Ну-ну. Согласно ст. 2 ФЗ № 7 от 12.01.96 г. «О некоммерческих организациях», НКО (АНО, РОО, БФ и проч.) создаются исключительно для достижения благотворительных целей, не должны извлекать из своей деятельности прибыль и разделять её между участниками. Кстати, лица, являющиеся работниками НКО, не могут составлять более чем 1/3 от общего числа членов ее коллегиального высшего органа управления и НКО (ст. 26, п. 3) не вправе осуществлять выплату вознаграждения (зарплаты) членам ее высшего органа управления за выполнение ими возложенных на них функций. Более того, если пожертвования не используются по назначению, то с них надо платить налоги. За такими организациями законом предусмотрен «двойной контроль» при использовании дара: — благотворителем, который при желании может потребовать от одаряемого отчета об использовании пожертвования; — налоговым органом, в который обязательно администрация НКО предоставляет информацию о пользовании доходами, полученными в виде пожертвований. Вряд ли руководители «Собачьего патруля» не знают, что если АНО собирает пожертвования через интернет, то при публикации реквизитов с просьбой о помощи обязательно должен быть размещен и договор публичной оферты с указаниями условия сбора пожертвований. При этом, благотворитель должен поставить галочку и согласиться с условиями оферты — без нее сделка по пожертвованию недействительна. Этот договор также подтверждает перед контролирующими органами целевое использование средств и, как следствие, правомерность налоговых льгот. Договор пожертвования (оферта) с некоммерческой организацией нужен жертвователю для того, что бы в дальнейшем у него была возможность контролировать и получать отчет об использование своего дара. Поэтому пожертвование необходимо перечислять на отдельный расчетный счет организации с указанием цели использования, а также его назначение (пожертвование). Все прочие способы «помощи» (личные карты банков, электронные кошельки и голодные телефоны) — это просто подарки на безбедную жизнь мошенников. Уже давно известно, что если у благотворительной организации нет прозрачности и детализации по сбору денежных средств, если её члены живут за счет собираемых средств и выплачивают из них себе вознаграждение (зарплату), то это однозначно аферисты. И только благотворительным фондам позволено тратить на административные нужды до 20% от полученных средств. Конечно, есть вероятность того, что руководителями «Собачьего патруля» являются наивными людьми без опыта работы, которые не знают законов страны, в которой живут. Но как-то верится в это с трудом. А уж банить в ростовских группах за просьбу предоставить хотя бы ссылки на финансовые отчеты и вовсе глупо. Сразу, знаете ли, вспоминается пословица – «На воре и шапка горит».

КАК ПРАВИЛЬНО ПРЕДОХРАНЯТЬСЯ ПРИ КОНТАКТЕ С ЗООЗАМИ

Если вы вышли на некие группы людей, которые помогают бездомным животным и регулярно собирают разного рода помощь для бродяжек, то знайте: 90% из них – это мошенники! Чтобы не попасться на их удочку и не подавать им СВОИМИ деньгами на ИХ безбедную жизнь, запомните следующее:

  1. Не передавайте помощь, кому попало, если вас захлестнули эмоции при очередном слезливо-вопящем посте. Не пожалейте нескольких минут, чтобы проверить в поисковиках этих людей с хештегами (или ключами) «аферисты», «мошенники», «собирают деньги» и т. д. Если это приют, то у них должен быть сайт, группы, фото собак в разных ракурсах, видео, ежедневные посты о собаках, об их поведении и прочее. Документы, подтверждающие, что собака отдана кому-то, а не продана на мясо (как в Челябинске) или не пойми куда. Фото с новыми владельцами. Договора опекунства или передачи животных. И поймите, наконец – почти все те, кто содержит приют, официально не работают и своих доходов не имеют. Следовательно, перечисляя им свои деньги на конкретную киску или собачку, вы оплачиваете этим людям и хлеб, и масло, и печенье к чаю. А так же и зарплату их работникам, если таковые имеются.
  2. Когда вас просят помочь «передержке», то запомните, чаще всего – это развод. Само слово «передержка» подразумевает извлечение прибыли от содержания животных на платной основе. В таких местах всегда КТО-ТО ПЛАТИТ. Вам, конечно, будут рассказывать слезливые истории, что все собачки с улицы, никому не нужны или что за них перестали платить владельцы и слились, но чаще всего — это ложь. По расценкам Клапы (Пироженко), за одну кошку она берет 150 рублей в день. За содержание всего 10 кошек в месяц выходит уже 45.000 рублей. Поэтому, даже если и будет отказная киска, то прокормить её и не спеша пристроить для содержанок передержек труда не составит.
  3. Если вас просят оплатить стерилизацию десятка собак (и всех в один день), не будьте простаками – это нереально и никому не нужно! На одно животное уходит, в среднем, 30-40 минут на премедикацию и саму операцию. В идеальных условиях, при отсутствии других клиентов и т. д, мы стерилизуем по предварительной записи обычно 2-3 собаки за один приезд в клинику. При этом, наша ветврач вытаскивает матку и яичники крючками через маленький разрез (2-3 см) и зашивает косметическим швом, который не надо закрывать. Собаки, приехав обратно, уже активны и вечером едят с аппетитом. Но обычно стерилят хирурги с кривыми руками, после их вмешательства остается большой шов, нужны попонки, животные после операции слабы и им требуется послеоперационный уход. Поэтому частые сборы для потока большого количества животных на стерилизацию должен вызвать подозрения.
  4. Никогда не передавайте наличку! Более того, перечисляйте деньги только с указанием назначения вашего пожертвования, кому именно и на что вы перечисляете деньги. Без этого условия получатель не обязан отчитываться перед вами и может тратить их как угодно. Пожертвования представляют собой частный случай дарения, но должны быть потрачены на конкретную цель, а использовать их не по целевому назначению получатель может только с вашего согласия (смешно, правда – каждый почти каждый собиратель тратит их так, как считает нужным). Узнайте номер телефона клиники и поинтересуйтесь, действительно ли были сделаны мероприятия по тем животным, которым вы перечисляли деньги. И на какую сумму. Так как известны случаи, когда мошенники заказывали дубликаты печатей ветеринаров и сами штамповали все справки.
  5. Спросите у тех, кто просит у вас деньги, имена кошек или собак. Запишите их и запомните. Есть клиники, которые могут выдать липовые чеки. Не стоит слепо доверять врачам, для большинства из них это тоже только бизнес и цель одна – выдоить с каждого посетителя как можно больше денег. Более того, в регионах рай- и гор- СББЖ одновременно и лечат домашних питомцев, и участвуют в «регулировании» численности безнадзорных животных. То есть, выдают справки «об эвтаназии» ловцам на уже убитых собак, а деньги за эти «услуги» кладут в карман. Если вас смущает озвученный ценник на лечение, то предложите самому выбрать клинику, любую другую. Я помню историю, как за лечение 4 или 5 щенков от энтерита в стационаре клиники «Белый Клык» (Москва) было собрано и уплачено, в пересчете, около 7000 долларов. Извините, но это маразм. Из-за таких «спасалок» и ломят такие цены в этих клиниках!
  6. В стране не так много приютов по регионам. Запомните их и не доверяйте левой информации. Настоящие приюты берут не только деньгами, как «святая» мошенница Валентина Силич. В том же регионе, например, в приюте Катерины Бильбао рады, в отличие от «Лохматой души», любой помощи – продуктами, подстилками, прививками, лекарствами, «ручками» и проч. То, что сейчас Силич ежемесячно собирает помощь на Киевской объясняется просто – чтобы не гонять порожняком машину после поездки в аэропорт (Шереметьево, терминал D) обратно в Грязи. Плюс пиар своей «благотворительности» и тряска брылями, фибрами, подгузками и проч. перед наивными москвичами. В порт Силич везет собак для отправки в Германию, а на обратном пути клянчит «на бензин».
  7. И последнее. Смотрите на лица – мерзкий внешне человек не может быть прекрасен душой и, помимо проверки в интернете, включайте интуицию! Если вы приехали в приют, то понаблюдайте со стороны — рады ли собаки видеть своих хозяев, в каких условиях содержатся, лижут ли им руки, обнимаются ли, не боятся ли, знают ли своих собак владельцы приюта по именам.

Люди, я любил вас, будьте бдительны. А теперь я люблю собак и говорю – мошенники повсюду!

Признаки мошенников в зоо защите

Сергей Боев

Человек-конвеер Ирина Белова или как получить 300 евро за российского Бобика

Для начала немного истории. В 2012-2013 годах Ирина Белова и Елена Дмитриева являются  активными борцами с отправкой собак из приюта «Дубовая Роща» в Германию и другие страны Евросоюза. Вот, например, любопытная статья, в которой Белова дает комментарии в отношении УСЫПЛЕННОЙ НЕМЕЦКИМ ПРИЮТОМ собаки Белки, вывезенной из Дубовой рощи в «счастливую жизнь»

Имеются копии обращений, написанных и подписанных данными персонажами, в управляющую компанию и органы власти в отношении запрета на вывоз собак. Но … прошло совсем немного времени, и Ирина Петровна с Еленой Юрьевной ловко переобулись в воздухе и теперь уже российское пристройство считается преступлением. Удивительное лицемерие!

Это отлично, когда очередной узник из приюта «Дубовой рощи» едет ДОМОЙ, независимо куда — в Москву, Чебоксары, посёлок Сеймчан Магаданской области, Нью-Йорк, Копенгаген или о.Мадагаскар. Главное, чтобы хозяин любил животное, заботился о нем и периодически делился с нами совместными фотографиями.
Увы, для подавляющего большинства «отправлялок» отправка собак в Германию  — это только бизнес. Что будет с ними дальше этим «бизнес-бабкам», которые хорошо известны волонтерам приюта, абсолютно наплевать.
В частности, это ДМИТРИЕВА ЕЛЕНА ЮРЬЕВНА, 1952 г.р. и БЕЛОВА ИРИНА ПЕТРОВНА, 1961 г.р, которым помогает еще парочка «волонтеров».

Эти престарелые дамы, которым уже пора бы и о душе подумать, а не о наживе на  беззащитных бездомышах, известны своим:
— хамством,
— употреблением нецензурной лексики,
— оскорблениями и угрозами по отношению к другим волонтерам и работникам приюта. (С подобным, к несчастью, вынуждены сталкиваться и люди, пришедшие в Дубовую рощу для знакомства с собаками или уже принявшие питомца из нашего приюта в семью).

В качестве примера «общения» можно ознакомиться с ранее опубликованной перепиской гражданки Беловой с одним из волонтеров приюта.

Гражданка Дмитриева имеет привычку без приглашения являться к семьям, взявшим собаку из приюта, устраивать скандалы, угрожать изъятием животного и помещением его обратно в приют.

Ирина Белова рада очередной жертве на поводке. Ведь это чисто золото, а не собаки — после их продажи немцам, разумеется.

Аферистка Белова с деньгами не шутит, пока закон спит

Непосредственно Ирина Белова в последние годы появляется в приюте крайне редко, зато активно собирает на своей странице деньги для нужд приюта.  Вот здесь, например, сбор на знаменитый, «построенный» по новейшим технологиям, НЕВИДИМЫМ для глаз простых смертных, забор . Любой желающий может «полюбоваться» на это чудо современных технологий у нас в приюте. Финансовый отчет по собранным средствам, впрочем, такой же невидимый.

Невидимые финансовые отчеты — это вообще фирменный стиль гражданки Беловой. Вот, например, серия постов об «уникальном проекте по спасению собак из промзоны РЖД»:
https://www.facebook.com/dubovayasos/posts/1170275266373126
https://www.facebook.com/dubovayasos/posts/1194292070638112
https://www.facebook.com/dubovayasos/posts/1213264245407561
https://www.facebook.com/dubovayasos/posts/1271799576220694
https://www.facebook.com/dubovayasos/posts/1276056075795044
Финансовые отчеты, подтверждающий якобы произведенные затраты, Ирина Белова сделать не потрудилась.
Зато в постах звучат уже не просьбы, а откровенные требования перечислять деньги – «Дорогие друзья! Просим активной помощи! Наша группа создавалась не для чтения, а в первую очередь, для активной помощи несчастным животным!».

Сбор денежных средств на данный «уникальный проект» ведется также на сайте немецкой организации Tierschutzhunde Russland E.V., которой заправляет из Германии Наталья Грачева и в соцсетях данной организации.

Вопрос о законности подобного бесконтрольного сбора на территории Евросоюза уже задан нашим знакомым немецким зоозащитникам. При этом наших наивных граждан совершенно на смущает известная история о судьбе несчастной Фани из приюта «Дубовая Роща», которая погибла в скором времени после прибытия в «немецкий рай». То есть, в немецкий приют. Вместо обещанной семьи престарелых бюргеров. Как и практически все собаки, отправляемые из России.

Большая часть собак, фигурирующих на фотографиях под постами И. Беловой даже не с просьбой, а с требованием о финансовой помощи, в настоящее время НАХОДЯТСЯ В ПРИЮТЕ и содержатся ЗА СЧЁТ БЮДЖЕТА.
Посты о сборе денежных средств «на нужды приюта» на странице Беловой перемежаются с поисками попутчиков и сборами на «билетик в счастливую жизнь». Практически в каждом из таких постов все российские семьи выставляются пьяницами и живодерами, а устройство собак в российские семьи неприкрыто осуждается.
Со сборами гражданки Беловой на «билетик» отдельная история. На сайте той же немецкой организации указаны тарифы для потенциальных усыновителей наших собак (300-350 евро) и совершенно четко обозначено, что сюда включаются расходы на транспортировку, прививки, глистогонное средство, международный паспорт, микрочип и все необходимые экспортные документы.
Гражданка Белова, потрудитесь объяснить, в чей карман уходят собранные на вашей странице с доверчивых российских граждан деньги за оплачиваемые немецкой стороной расходы?

Приютский Бим — покойся с миром

«Бобик сдох», но бабки в кармане — и это главное

Но самое главное в этой истории – судьба собак. Именно это вызывает беспокойство. Шесть животных с октября 2016 года вывезено только Дмитриевой якобы к себе домой. Всего за последние полгода из приюта в неизвестном направлении пропало минимум 10 собак (часть из которых оформлялась на подруг данных особ, поэтому у нас нет точной информации об их общем количестве). Нам удалось проследить судьбу только двух животных. Одну забрала в семью якобы датская зоозащитница, лично посетившая этим летом приют. Фото именно этой собаки часто мелькают на странице Беловой в качестве примера счастливого пристройства. Хотя сбор на «билетик» Белова открыть, конечно, не забыла.

Второй старенький пёс, нуждавшийся в лечении, а не перелете в грузовом отсеке самолета, погиб через 17 дней после прилета в «счастливую жизнь», если верить информации, размещенной на сайте немецкой стороны. Белова с читателями своей страницы, дружно скинувшимися на «билетик» в счастливую, но недолгую жизнь, информацией о гибели собаки не поделилась.

В отношении остальных вывезенных из приюта собак мы, в лучшем случае, видим только несколько однотипных фото и многословное описание «рая на земле». В дальнейшем след животного теряется. Все контакты владельцев, даже ссылки на профили в соцсетях являются государственной тайной для людей, которые заботились о собаках в приюте. Особенно настораживает тот факт, что любая попытка контакта с так называемой «немецкой стороной» сразу приводит к блокированию – страница в фейсбуке после первого же комментария нашего волонтера стала закрытой.

Волонтерам, которые реально заботятся о собаках, подкармливают, социализируют, гуляют, делают фотосессии, пиарят где только можно, отвозят на обследование в клиники, недостаточно увидеть несколько фото собак, в которых они вложили столько любви, сил, терпения и переживаний.

Со своей стороны мы предпринимаем все возможные усилия для того, чтобы остановить людей, для которых собаки являются СРЕДСТВОМ НАЖИВЫ и удовлетворения собственных нездоровых амбиций.

Мы также ждем от Беловой четкого ответа на вопрос — где наши собаки и что с ними?

Где опекаемый другими волонтерами ТОША, вывезенный из приюта в «черную» для него пятницу 17.02.17? Для Тоши уже была найдена семья в России, которая готова была забрать его из приюта в ближайшее время.

Какая судьба ждет БУЛЮ, которую забрали из приюта в не менее черный понедельник 13.02.17 и, судя по информации со страницы в Instagram, уже переправили за рубеж. Мы ждем конкретной информации с контактами людей, отвечающих за судьбу собак в странах, куда их переправили.
На фото вы можете увидеть собак, которых только за последнюю неделю вывезли данные деятели, а также скриншоты со страниц «отправляющей» и «принимающей» стороны. Безусловно, только статьями или постами в соцсетях наши действия не ограничатся. Мы будем бороться за наших подопечных и просим наших читателей помочь нам.