Защитники собак в России или «дай денег и отвянь»

Спасать «кого-чего» и волонтёрить нынче модно в России. Кто-то делает это вполне бескорыстно, другие сами жертвуют на предмет попечительства последние деньги, третьи бросают все дела и едут искать пропавших бедолаг. Но есть и отдельная категория граждан, паразитирующая на лучших чувствах других людей и превращающая чужой расход в личный доход. Я имею в виду мошенников от благотворительности. И редко где есть столько таких «загадочных» людей, занимающихся «спасением» собак за деньги других, как среди любителей животных.

Судите сами – нигде, кроме среды «животнолюбов», не додумались восхвалять благотворительную организацию за то, что она занимается именно благотворительностью. То есть, тратит полученные пожертвования именно на свою уставную деятельность. Более того – если «рулевые» (учредители, директора, управляющие и т. д.) благотворительного фонда или другого бескорыстного образования на теле общества, запускают руку в ящик подаяний и берут оттуда себе на жизнь, то это они, оказываются, хорошо делают! Ведь организаторы многочисленных приютов, фондов, движений, групп помощи бездомным животным и т. д. так громко кричат о своих добрых делах, что грех им не верить. А о своем воровстве (давайте называть вещи своими именами) при этом они тихо помалкивают.

Для того, чтобы смекнуть, что не все так ладно в чьем-то «гадском королевстве», большого ума не надо – ведь существуют все эти собачьи «благодетели» пусть и за свой счет, но за чужие деньги. То есть, большинство из них не имеет ни личных сбережений, ни других источников дохода, нежели карманы сердобольных простаков.  Но при этом на какие-то средства покупают землю, строят новые приюты или вольеры, платят зарплату работникам, кушают, одеваются, содержат свои семьи.

И вот тут-то возникает парадокс – почему любители животных не видят ничего страшного в том, если эти деньги фактически были украдены у самых бесправных и обездоленных «друзей человека», попавших в тяжелую жизненную ситуацию? Если бы такие же деньги хотя бы у одного больного ребёнка украл какой-нибудь фонд, то его заклеймили бы позором! Но в среде «животнолюбов» это принято считать само собой разумеющимся, когда полученные деньги считают «своими» – ведь все эти силичи, гройсманы, фокины, серебряные, гирские, эсманы и прочие «святые» тоже хотят кушать… Ну не идиотизм ли?

Надеюсь, что теперь вам стало ясно, почему первый же вопрос о финансовом отчете к любому такому «зоозащитнику» или «спасалке» животных вызывает бурю эмоций с воплями и банами интересующихся. Ещё бы – дойные коровы должны исправно доиться, а не спрашивать, куда идет их молоко!

Возьмем для примера не самую одиозную, но достаточно известную ростовскую Автономную некоммерческую зоозащитную организацию (АНО) «Собачий патруль» , которая по уставу не ставит в качестве своей основной деятельности извлечение прибыли, а все доходы обязана направлять на решение уставных целей. Так как вся репутация подобных организаций держится исключительно на информации, то я порылся в инете и нашел статью RostovGazeta, где корреспондентам издания  ветеринары и эксперты рынка якобы рассказали о том, что «Благотворительный проект «Собачий патруль», собирающий пожертвования на создание центра стерилизации безнадзорных собак в Ростове, может представлять из себя хитроумную мошенническую схему».

Естественно, что после такой информации я заглянул на сайт «Собачьего патруля». Увы, но я нигде не смог обнаружить там ни намека на финансовый отчет, ни обязательного договора оферты, без которого все пожертвования таковыми не являются и подчиняются условиям обычного договора дарения. А одно из главных отличий договора пожертвования (оферты) от дарения – это невозможность одаряемой стороны освободиться от имущественной обязанности, на которую были направлены деньги, перед собой или третьим лицом. То есть, например, потратить их на зарплату работникам нельзя.

А сейчас я вам одну смешную вещь скажу – согласно законодательству, чтобы направить деньги на помощь другой собаке или другие цели, нужно получить согласие жертвователя. Смешно, правда? Я лично не знаю ни одного такого «спасателя» собак, который спрашивал бы у доброхотов, отправивших ему деньги, можно ли купить на них телефон своей дочурке, бусы жене или прокатится на такси.

На том же сайте «Собачьего патруля» я узнал, что большинство учредителей, судя по всему, не принимают активного участия в «спасении» и «помощи», а к собираемым пожертвованиям если и имеют какое-то отношение, то только как благотворители.  Там же я увидел, что всех жертвователей посылают на личную карту Сбербанка 5469 5200 2561 7812 некоего Евгения Александровича. Этого казначея (казнокрада?) я не нашел ни среди учредителей АНО, ни в разделе «Наша команда» на сайте организации. Получатель денег при этом не обязан ни перед кем отчитываться, так как без договора оферты формально все поступающие «пожертвования» на карту являются его личными «подарками».

То, почему аферисты из благотворительных организаций так не любят собирать деньги на расчетный счет, вполне понятно. Если деньги поступают на р/с организации, то их необходимо четко учитывать, иначе будут штрафы от ИФНС. Об этом прямо сказано Минфином России в письме от 07.10.11 № 03-03-06/4/113.

Если одаряемый является НКО со строго оговоренными целями деятельности, то в договоре допускается привязка целей пожертвования к уставной деятельности получателя пожертвования. Если одаряемый использует переданные ему денежные средства, имущество или права не по назначению, согласованному сторонами в договоре (или изменяет назначение не в соответствии с требованиями ст. 582 ГК РФ), то жертвователь вправе требовать отмены пожертвования. Юридическое лицо, принимающее пожертвование, для использования которого установлено определенное назначение, должно вести обособленный учет всех операций по использованию пожертвованного имущества. Согласно ст.5 Федерального закона от 11.08.1995 N 135-ФЗ «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях» благотворители вправе определять цели и порядок использования своих пожертвований, благотворительным пожертвованием среди прочего является бескорыстная (безвозмездная или на льготных условиях) передача в собственность имущества, в том числе денежных средств, а согласно ст.15 указанного закона благотворительное пожертвование является одним из видов источников формирования имущества благотворительной организации.

При перечислении денег на счет организации, в отличие от личных счетов, не обязателен договор о пожертвовании. В этом случае, чтобы не было путаницы между доходами, с которых надо платить налоги и пожертвованиями, которые налогами не облагаются, в платежном поручении достаточно указать  назначение платежа «благотворительное пожертвование» (на лечение собачки, корм, стерилизацию и т. д.). В этом случае будут соблюдены все формальные требования, предъявляемые законодательством к благотворительному пожертвованию без договора.

Все прочие способы получения денег (карты физ.лиц, голодные телефоны, электронные кошельки) таковыми не являются и получатель волен распоряжаться ими по своему усмотрению. Как показывает деятельность всех «спасателей» и «благодетелей», личное благополучие которых зависит от поступления пожертвований, отсутствие фин.отчетов, законности сборов и прозрачности распределения доходов себе есть явным признаком мошенничества, так как «на пожрать» денег «спасалкам» и «спасателям» никто не подаст. Как было указано выше, все целевые взносы люди перечисляют обычно для помощи кому-то конкретному и, чтобы потратить пожертвования себе «на жизнь», нужно согласие жертвователя. Иначе — это нецелевое использование ради личной выгоды и ст. 159 УК РФ (мошенничество).

Но стоило мне только заикнуться в ростовской группе об этих нарушениях при сборе пожертвований «Собачьим патрулём», как начались обычные вопли. По их мнению, если БЛАГОТВОРИТЕЛЬНАЯ организация что-то там благотворит, а не просто доит кошельки граждан себе в карман, то они уже чуть ли не святые. Их абсолютно не смущает то, что у «Собачьего патруля» нет ни одного фин.отчета, а есть только бла-бла-бла: – «Поскольку пожертвования должны стать основным ресурсом, за счет которого ведется деятельность Центра, мы считаем необходимым снять все вопросы относительно прозрачности и целевого использования полученных средств». Для этого, оказывается, достаточно … просто официально зарегистрироваться «в качестве автономной некоммерческой организации».

Ну-ну. Согласно ст. 2 ФЗ № 7 от 12.01.96 г. «О некоммерческих организациях», НКО (АНО, РОО, БФ и проч.) создаются исключительно для достижения благотворительных целей, не должны извлекать из своей деятельности прибыль и разделять её между участниками. Кстати, лица, являющиеся работниками НКО, не могут составлять более чем 1/3 от общего числа членов ее коллегиального высшего органа управления и НКО (ст. 26, п. 3) не вправе осуществлять выплату вознаграждения (зарплаты) членам ее высшего органа управления за выполнение ими возложенных на них функций. Более того, если пожертвования не используются по назначению, то с них надо платить налоги. За такими организациями законом предусмотрен «двойной контроль» при использовании дара:
— благотворителем, который при желании может потребовать от одаряемого отчета об использовании пожертвования;
— налоговым органом, в который обязательно администрация НКО предоставляет информацию о пользовании доходами, полученными в виде пожертвований.

Вряд ли руководители «Собачьего патруля» не знают, что если АНО собирает пожертвования через интернет, то при публикации реквизитов с просьбой о помощи обязательно должен быть размещен и договор публичной оферты с указаниями условия сбора пожертвований. При этом, благотворитель должен поставить галочку и согласиться с условиями оферты — без нее сделка по пожертвованию недействительна. Этот договор также подтверждает перед контролирующими органами целевое использование средств и, как следствие, правомерность налоговых льгот.

Договор пожертвования (оферта) с некоммерческой организацией нужен жертвователю для того, что бы в дальнейшем у него была возможность контролировать и получать отчет об использование своего дара. Поэтому пожертвование необходимо перечислять на отдельный расчетный счет организации с указанием цели использования, а также его назначение (пожертвование). Все прочие способы «помощи» (личные карты банков, электронные кошельки и голодные телефоны) — это просто подарки на безбедную жизнь мошенников.

Уже давно известно, что если у благотворительной организации нет прозрачности и детализации по сбору денежных средств, если её члены живут за счет собираемых средств и выплачивают из них себе вознаграждение (зарплату), то это однозначно аферисты. И только благотворительным фондам позволено тратить на административные нужды до 20% от полученных средств.

Конечно, есть вероятность того, что руководителями «Собачьего патруля» являются наивными людьми без опыта работы, которые не знают законов страны, в которой живут. Но как-то верится в это с трудом. А уж банить в ростовских группах за просьбу предоставить хотя бы ссылки на финансовые отчеты и вовсе глупо. Сразу, знаете ли, вспоминается пословица – «На воре и шапка горит».