Не секрет, что проще всего извлечь доход, играя на лучших чувствах людей или взывая к ним.
Больные, калеки, детишки (в том числе и собачьи)- это все те категории, которые почти никого не оставляют равнодушными. И вот рука граждан сама тянется в карман за честной копейкой, чтобы помочь несчастным, и они даже и не подозревают, что большинство пожертвований пойдет в карман организаторов подобных «спасений».
Первый признак мошенников — это сбор средств на личные карты, счета и голодные телефоны. Особенно, если это не какие-то разовые сборы, а многомесячная и тем более, многолетняя эпопея. Конечно же, бывают исключения из-за российской бюрократии, которая делает процесс регистрации благотворительного фонда в Минюсте делом долгим и не простым.

Я вам предлагаю весь срез, весь алгоритм работы местечковых «зоолюбов» и «спасалок», которые одной рукой «спасают», другой рукой губят, а третьей — кладут деньги в карман, в распечатке всего лишь одного телефонного разговора.

Не надо плеваться, что я опять поднимаю эту тему мошенников от зоонаживы — меня самого от них тошнит! Но я убеждаюсь в очередной раз в том, что большинство наивных доброхотов и сердобольцев не смыслят ни ухом, не рылом в том, что происходит на самом деле не спасение, а убийство (особенно, если это касается щенков). И что громкие вопли и сопли многочисленных «спасалок» служат только одной цели — получить деньги на личные нужды.

По такой схеме с десяток лет работала Валентина Силич, которая собирала всех щенков по Липецкой области в свой инфекционный концлагерь. То, что щенки неизбежно заразятся и большинство их умрет Силич не парило. Более 10 лет продолжалось это преднамеренное убийство несчастных щенков, но это волновало только местных зоозащитников и мне с удалось прекратить этот конвейер смерти только относительно недавно.

Но свято место пусто не бывает и я узнал, что в Липецке неожиданно воспылал любовью к бродячим собакам некто Валера, который стал «спасать» щенков к себе в гараж.
Там щенки, разумеется, заражаются и заболевают энтеритом, так как достаточно одного зараженного щенка, чтобы эта зараза надолго (минимум на 2 года) поселилась на территории.
Энтерит — это интересное заболевание: даже если не лечить, то он не убьет, скорее всего, всех щенков из помета. Особенно, если это помет уличной собаки. Поэтому «лечение» щенков, которое практиковал поначалу Валерик, молитвами, святой водой и хороводами с попами было частично успешным.
На днях стало известно, что у новоиспеченного «зоозащитника», в очередной раз умерли от энтерита все щенки, кроме 4-х, которым удалось выжить.

Итак, предлагаю вашему вниманию распечатку телефонного разговора, сделанного пол-года назад. Разговор был записан ещё зимой, но Валерик Рублевыч как таскал с улицы щенков, так и продолжает их таскать к себе на зараженную территорию.

Следует заметить, что теперь щенков Валерун определяет уже на заброшенную дачу, а не в гараж — в гараже у него собирается народ, местные восторженные сердоболки, ничего не смыслящие в том, какие требования должны соблюдаться в приютах. Естественно, что вид умирающих щенков может вызвать ненужные вопросы и повлиять на сбор пожертвований «на спасение».
Оно Валеруну, конечно же, не надо. Впрочем, всегда найдутся люди, которые всё и вся оправдают. У них это называется не идиотизм, не нарушение правил карантинирования, а «естественный отбор».

Как говорится, столько времени прошло, но воз и ныне там — ума у Валеруна больше не стало, он как таскал, так и таскает щенков с улиц, а последние также исправно дохнут от энтерита. И так же исправно Валерик продолжает вести свои «ток-пип-шоу» в «Тик-Токе».
Надеюсь, что по следам наших обращений ему все-таки пропоют местные власти на мотив произведения Шнура: — «Прощай, пи*дабол, не скучай, смотри футбол».
И тогда Валерун либо прыгнет в мозги и начнет исполнять требования методических рекомендаций Минприроды по содержанию собак в приютах, одобренных Правительством РФ и нормы закона «Об ответственном обращении с животными» 498-ФЗ. Либо перестанет наживаться на хвостах и пойдет работать.
Последнее, впрочем, из области фантастики.

Итак, действующие лица:

Е.Б. (Екатерина Бильбао): руководитель, строитель и содержатель приюта для собак «Территория Спасения» в г. Липецке.
В.Р. (Валерик Рубенович Тевонян): ведущий шоу в Тик-Токе о своих собачках, которых он держит в гараже.

Е.Б.: Алле.
В.Р.: Алло.
Е.Б.: Да.
В.Р.: Добрый день, это Валерик.
Е.Б.: Да, здравствуйте, здравствуйте.
В.Р.: Скажите, пожалуйста. Что за обсуждение идет на страничке (НРЗБ 00:09)? По поводу того, что я там ни прививки не делаю, что у меня собаки там. Соцзащита только и слышит мое имя, – там с ума сходят.
Е.Б.: Валера от тебя весь город… волосы дыбом встают, от твоего поведения.
В.Р.: От какого? У меня поведение еще хуже будет. Вы хотите, чтобы я начал войну с Вами?
Е.Б.: Хуже, это что значит? Я не поняла, что, какую войну-то Вы хотите?
В.Р.: Я?
Е.Б.: Да.
В.Р.: Я знаю какую. У меня, знаете сколько информации?
Е.Б.: Информации о ком? О чём?
В.Р.: У вас просто волосы дыбом встанут. У меня сейчас вот знакомый в командировке в Москве, по особо опасным делам уехал (для захолустного Валеры МОСКВА — это предел мечтаний))). Сейчас приеду, я Вас познакомлю, со всеми с ними.
Е.Б.: Ну, а мне зачем с ними знакомиться? Вы зачем щенков-то собираете по всему городу?
В.Р.: (НРЗБ 00:47) Каких?
Е.Б.: Вы зачем щенков собираете по всему городу? Вы тащите в заразное…
В.Р.: Хоть один… хоть один… хоть один пример приведите, меня, что я каких-то щенков собрал по городу.
Е.Б.: Вы зачем их несёте всех в гараж?
В.Р.: Какой?
Е.Б.: Вы помните, когда заболели у вас животные, и я вам звонила…
В.Р.: У меня…
Е.Б.: …и сказала: «Я приеду, помогу, подскажу вам».
В.Р.: Я… я вообще (НРЗБ 01:07) послушайте меня. Я вообще вас перепутал с Щедриной Екатериной. Но никак не с Бильбао. Мне потом сказали…
Е.Б.: Нет, я вам сказала, что я Екатерина Бильбао, я Вам представилась, в прошлом разговоре.
В.Р.: Нет, Вы сказали: «Екатерина». Я тогда уже… я никого не знал, что мне позвонили.
Е.Б.: Я вам сказала: «Давайте, я Вам помогу, приеду, расскажу. Хотите приют создавать – ради бога, мы подскажем, всё расскажем. Чтобы на чужие грабли не наступали». Вы почему отказались с нами встретиться?
В.Р.: Вы… вы… вы скажите мне – каких я щенков по всему городу собираю и везу в гараж?
Е.Б.: Вы вчера щенка подобрали?
В.Р.: Подобрал.
Е.Б.: Сбитого? Подобрали?
В.Р.: Сбитого щенка я не подбирал.
Е.Б.: Ну, белый, какой там, ушибленный. Белый, с чёрными пятнышками.
В.Р.: Ну, подобрал, да. Потому что он сидел, а рядом…
Е.Б.: Ну. Где он сейчас находится?
В.Р.: Где он находится? Он находится на даче. (НРЗБ 01:57)
Е.Б.: На даче.
В.Р.: Да.
Е.Б.: До этого щенков Вы подбирали…
В.Р.: Кого?
Е.Б.: Кого ещё, сейчас…
В.Р.: Пять штук я подобрал, отдал на Сокол девочке, (НРЗБ 02:06) это вот… улица, там… забыл, как, возле ветлечебницы. Она созвонилась, я ей передал шесть щенков. (НРЗБ 02:14)
Е.Б.: Понятно. А взрослые собачки сейчас к вам попадают – вы… вы когда будете вакцинировать вообще своих щенков-то? Своих щенков вы когда будете вакцинировать? Которые находятся у вас…
В.Р.: А с чего Вы взяли, что они не вакцинированные?
Е.Б.: Ну, Вы сказали, что у вас нет прививки от чумки, Вам нужно прививать – это разве не Ваши слова?
В.Р.: Эта чу… эта чумка только пошла, во-первых…
Е.Б.: Дело в том, что в любой прививке, в состав входит чумка. О чём Вы? Или вы людей водите…
В.Р.: А с чего вы взяли, что собаки не привиты?
Е.Б.: Так вы сами сказали, что вам нужно делать прививки от чумки.
В.Р.: У меня на работе… сейчас приедет…
Е.Б.: Это ваш прямой эфир, это ваши слова, что вы сейчас будете вакцинировать от чумки. А какой вакциной вы вообще прививали животных?
В.Р.: Послушайте меня, сейчас приедет… сейчас приедет Дмитрий, Дмитрий сейчас приедет, и он перезвонит.
Е.Б.: Нет, ну давайте мы вот с вами сейчас договорим. Я спрашиваю вас – какой прививкой привиты животные?
В.Р.: Я этим вопросом не занимаюсь.
Е.Б.: Как называется? Нет, как называется прививка?
В.Р.: Я этим вопросом, по лечебным собакам, я не занимаюсь. Мне сказали…
Е.Б.: То есть, вы не знаете, да, чем привиты ваши животные, да?
В.Р.: Послушайте меня. Если мне позвонили, сказали: «Надо вот это, вот это, вот это заказать». Всё, заказали, – я отправил на карточку, мне привезли, сделали уколы, уехали, всё.
Е.Б.: Так я теперь вот и скажу вам, что Дмитрий вас, наверное, вводит в заблуждение. Потому что в любой состав прививки входит чума плотоядных. Она всегда стоит на первом месте. Значит, вас разводят, понимаете, на деньги.
В.Р.: Я…
Е.Б.: Я была очень удивлена, да.
В.Р.: За семь месяцев я на препарат потратил 180 тысяч.
Е.Б.: За семь месяцев на препараты 180 тысяч?
В.Р.: За семь месяцев у меня куплено… за семь месяцев у меня куплено… У меня даже отчёт есть, там, от человека, кто мне с Москвы помогает, у меня всё в электронном виде, у него. У него есть… (НРЗБ 04:04)
Е.Б.: Вы послушайте, я за семь месяцев на препараты потратила… теперь меня послушайте! Полмиллиона! А вы говорите мне о 180 тысячах, имея, там, животных, я не знаю, там, тяжело больных энтеритом. Так значит, вы, получается, вообще ничего не тратили? Так значит, получается, вы вообще ничего не тратили? Как можно 180 тысячами обработать 22 собаки, вылечить от энтерита? Вы понимаете, что эта сумма очень маленькая?
В.Р.: Может быть. А мне… а мне вообще сказали… вообще сказали, что собак, которых я вылечил этими деньгами, сказали, что я…. «20 тысячами – даже это много ушло на собак, что вы потратили», понимаете? 20 тысяч даже много.
Е.Б.: Вот поэтому… Но вы помните, да, я вам звонила, и сказала: «Валерий, вы давайте, мы приедем, покажем, как правильно помещение, как правильно с новенькими». Мы полный багажник набрали лекарств…
В.Р.: Вы хотите сказать, что Дмитрий меня обманывал, и не лечил энтерит у собак?
Е.Б.: Сколько сколько шла процедура капания каждого щенка?
В.Р.: Он утром в 6 часов приходил, а в 11 часов он уходил. Вечером также приезжал в 6, и где-то в 10-11 он уезжал.
Е.Б.: Сколько длилась капельница каждого щенка, потому что их же много у вас было?
В.Р.: Ну, где-то в районе 40 (минут)… ну, до часа, вот так, один щенок.
Е.Б.: До часа. Другое могу сказать – щенок при энтерите должен постоянно лежать на капельнице. Постоянно. Это делается, одна капля в шесть секунд. Очень медленно. Заболевание энтерит – оно ничем не лечится. Самая главная задача – это убрать обезвоживание животного, понимаете? Часто… вернее, такие быстрые капельницы, как 40 минут – они могут просто убить животное. Вы это понимаете? Животное под энтеритом – оно просто должно лежать. Так я вам сказала, вы поймите… Вы меня спросили, кто такой Дима? Я сказала – никудышный врач.
В.Р.: Вы, когда мне позвонили… когда вы мне позвонили, у него были стычки с Екатериной. Когда он мне позвонил, во-первых, эта Екатерина…
Е.Б.: Да он мне, этот Дима звонил ваш! Он мне что-то там позвонил и сказал: «Да я!.. Да я!..» Я: «Что-то ты?» «Да я тебя!..» Я говорю: «Ради бога». «Я тебя!..» Что-то он мне там попытался угрожать, он мне звонил.
В.Р.: (НРЗБ 06:22) он не сказал, что… он мне не сказал…
Е.Б.: Он звонил мне!
В.Р.: …что Бильбао, он мне сказал, что это Щедрина.
Е.Б.: Он звонил мне, и пытался чем-то угрожать. Я, правда, не поняла, откуда, и с чего это. То, что я сказала, что он плохой врач – я и сейчас, я и в открытую могу сказать, что он плохой врач. Отвратительный врач. Поэтому и клиника его закрылась. Поэтому он опять пошёл в государственную.
В.Р.: Он сказал, что он арендодаты… его убрали.
Е.Б.: Ну, он много что может рассказать. Мы все, каждый что-то рассказываем. (Пауза) Вот.
В.Р.: Я уже, блять, не знаю, кого слушать. У меня уже голова, блять, забита всяким, блять…
Е.Б.: Не берите щенков. Доведите до ума собак.
В.Р.: Да не берут их. Я вчера поехал в (07:07), увидел на трассе, вот, где песок намывает – собака перебегает дорогу…
Е.Б.: А теперь я вам другое скажу! Щенок, который вчера ваш лежал на коврике, и мужчина, с которым вы здоровались… Где вы там здоровались, с мужчиной в клинике? Пришёл с беленькой-чёрненькой собачкой? Вы знаете, зачем он пришёл в клинику? Да, это муж Марины.
В.Р.: Какой муж Марины?
Е.Б.: Ну, вы сказали, что это муж… знаменитый зоозащитницы, да.
В.Р.: А, такой зоозащитницы, да.
Е.Б.: Да.
В.Р.: Да, я их видел, в этом, как его…
Е.Б.: Ну, оказывается, вы с ними не знакомы?
В.Р.: …на Московской, на Московской.
Е.Б.: На Московской.
В.Р.: Я его видел один раз, на Московской, они приезжали с Мариной, капали собак.
Е.Б.: Вот.
В.Р.: Они сказали, что у неё…
Е.Б.: Энтерит!
В.Р.: Гастрит.
Е.Б.: Энтерит у этой собаки! И эта же собака нюхала вашего щенка. Принесли в клинику щенка, взяли на коленочки – и никому не даёте нюхаться. Вы не соблюдаете никаких правил, норм!
В.Р.: Марина мне сказала, что у собаки гастрит.
Е.Б.: У этой собаки подтверждённый коронавирусный энтерит. Это со слов Марины. Со слов Марины. Марина сама это сказала. У этой собаки подтверждённый в «Ветлазарете» коронавирусный… Или в «Альтаире», не буду обманывать.
В.Р.: Не, в лазарете («Ветлазарете»), я вот видел…
Е.Б.: Её подтвердили, коронавирусный энтерит.
В.Р.: Вот, когда сбитую собаку я повёз туда, в лазарет… Не, это в лазарет, получается, на Московской, 56. Лазарет, да. Я привёз туда, она зашла. Потому что я видел с Галиной Васильевной её, я там познакомился с ней. Вот. И она говорит… Я приехал со сбитой собакой, она зашла. «О, Валерий, здравствуйте». Я говорю: «Здравствуйте. А что у вас такое?» — «Да вот корм, кормили собачку, такой сухой, у собаки поджелудочная, гастрит…»
Е.Б.: Ну вот, у меня такая информация. Может быть, она не стопроцентная, но нельзя допускать вновь прибывшее животное… вы его только подобрали на трассе. Оно может, как заразиться в клинике, также и самой являться носителем заболевания. И если вы хотите строить приют, если вы хотите делать всё правильно – вы спрашивайте, интересуйтесь. Я смотрю ваши клипы – у меня волосы дыбом встают, какая безграмотность. Вы уже семь месяцев этим занимаетесь. Вы должны консультироваться. Поймите, что ни один врач сам не содержит приют, и всех тонкостей приюта он просто не может знать, понимаете? Мы… мы сами к одному врачу ходили, нам одно втюхивали, к другому врачу. И мы поняли, что для нас авторитет – только другие, более развитые приюты, которые имеют именно опыт, понимаете? А не врачи. Врачи – это те, кто лечит уже инфекцию. А главная задача приюта – это избежать инфекции. У нас разные цели с ними, понимаете, с врачами?
В.Р.: Вот он мне сейчас звонил, буквально до вашего звонка. Он сказал: «Есть какой-то препарат, с Воронежа, по 750 рублей – ампула».
Е.Б.: От чего?
В.Р.: Я не знаю. Он: «А тебе нужно 7-8 флаконов». Я говорю: «Для чего это?» Он говорит: «Это надо колоть, а то клещи пойдут сейчас, будут собаки… от клещей надо колоть их».
Е.Б.: От клещей? Ну, как это сказать…
В.Р.: (НРЗБ 10:16)
Е.Б.: Есть от клещей другие средства, понимаете? Не которые 700-800 рублей стоят. Вот.
В.Р.: Вот у меня сегодня этого… Федю укусили, я отвёз в ветклинику, мне сделали за 470 рублей два укола…
Е.Б.: Два укола. Больше ему ничего не надо. А если покупать на оптовой базе, то это, целый флакон – 50 миллилитров, я не помню, или 10 миллилитров, он стоит 200 рублей. Взять 10 флаконов, по 200 рублей. Проколоть всех собак…
В.Р.: В ветеринарном… в ветеринарном – я вообще ноль. Поэтому… поэтому он мне звонит, и говорит: «Это, это надо. Это, это надо. Это, это надо. Это, это надо». Всё, вот он мне позвонил, говорит: «7-8 флаконов».
Е.Б.: А ещё… ещё, чем… чем Вы прививали собак? И когда это было, в последний раз, вакцинация, вот, после эпидемии энтерита, когда она была? Вакцинация?
В.Р.: Я не знаю. Он колет… (НРЗБ 11:10)
Е.Б.: Нет, вакцинация? Вакцинация?
В.Р.: В холодильнике всё…
Е.Б.: Вот, я ещё другое. Надо… Валерий, надо самому читать и изучать эти материалы. Никакой врач вам достоверно ничего не скажет. Надо самому садиться за компьютер. Не прямые эфиры вести, а сидеть и изучать все эти лекарства. Время их действия. Я вам сейчас ещё другое скажу. Что энтерит имеет свойство возвращаться именно к тем животным, даже которые переболели. У них не вырабатывается иммунитет. Они, эти антитела пропадают через 21 день. И животное опять может заразиться энтеритом. То есть, в вашем гараже через месяц-два-три может вспыхнуть эпидемия непривитых животных ещё. Непривитых. Не вновь прибывших, а тех уже, которые переболели. У меня тоже было ошибочное мнение, когда-то, что энтерит имеет свойство, там, как сказать – иммунитет на всю жизнь. Нет, ничего подобного. Энтеритом можно и два раза болеть, и три раза болеть. Только второй раз он переболевает, блин, ещё сильнее. Ну, как правило, со второго раза очень редко откапываются животные. Понятно?
В.Р.: Понятно.
Е.Б.: Если Вас интересует то, или иное лекарство… Если вас интересует та или иная обработка – позвоните, я посоветую. Я посоветую, где дешевле купить, где купить оптом это всё. Мы сами заказываем, например, в Москве, в крупных фирмах. Мы даже в воронежских не берём. Потому что очень часто… прививки тоже бывают сфальсифицированными, вы понимаете? Вот, поэтому… поэтому мы берём только в тех известных фирмах. Если нет прививок – не надо их искать на других складах. Потому что их нет, потому что не продлена лицензия. Если их нет, той или иной фирмы – значит, не надо их заказывать. Надо заказывать… значит, надо ждать, когда они придут. Или другая фирма, на которую есть лицензия. Потому что, как раз в эти моменты очень много идёт фальсификата. Очень много. И мы прокололись, когда привили… не было у меня, закончилась московская вакцина. Думаю: «Ладно, я в Липецке перебьюсь». Пошла, купила в магазине. У меня все 18 щенков заболели. Все 18. Из них выжило… ну, не 18, там часть разобрана…
В.Р.: Вот как это называется, по 1300, эта, от энтерита?
Е.Б.: По 1300 от энтерита?
В.Р.: Ну, вот эти вот… эти…
Е.Б.: От энтерита нет прививок. Все сыворотки – это говно. Это говно, оно не действует.
В.Р.: Вот когда… когда я…
Е.Б.: Это гомеопатия. Сыворотки – это гомеопатия. Они не работают.
В.Р.: Ну, как называется?..
Е.Б.: Сыворотки? Ну, какие, «Гискан», может быть, какие…
В.Р.: Вот, «Гискан». Вот, когда у меня щенята были, он был, приехал, говорит: «Надо проколоть».
Е.Б.: Не работает! Это всё не работает!
В.Р.: И через четыре дня все собаки, блять, заболели.
Е.Б.: Не работает «Гискан!» Не работает! Он вообще не работает. Есть определённые карантинные мероприятия. Эти животные, все, которые поступившие вновь – они подвешиваются. Ни в коем случае на пол не спускаются. Какие бы не были там полы, хлоркой промытые. Они кладутся, животные, в стерильные клетки. Поднимаются от земли, это самое главное правило – чтобы ни вы не наступили, ни щенок туда не вступил. Делаются прививки… делаются уже прививки, вновь привезённым животным. Сразу делаются прививки. Если животное уже больно – значит, вы ускорите процесс заболевания. Если животное здорово – то это спасёт его. Больше других методов нет. Никаких, «Гисканы», никакие «Феканы».
В.Р.: Блять.
Е.Б.: Нет, это всё не работает. Потому что в приютах очень…
В.Р.: Вот ни разу мне, ни разу… Врач, вот, допустим, сколько он работал… Он сказал: «Валерий, этот укол, что «Гискан» – он не работает. Может повезёт, может не повезёт. Всё нормально, всё замечательно». Нахер мы, блять, тогда вот это всё делали?
Е.Б.: 1300 – что там? 1300? Это три укола?
В.Р.: Упаковка лекарства, которое заказывали там.
Е.Б.: По 130 рублей? Что-то дёшево заказывали. Это вообще, наверное, отечественное какое-то.
В.Р.: 1300.
Е.Б.: Ну, 1300 – 10 штук. Там по 130 рублей флакон. Что-то это дёшево как-то.
В.Р.: Ну, это «Гискан», так он и называется, «Гискан», синий такой, в квадратной пачке.
Е.Б.: Гискан. Через букву «Г», Гискан. Ну, это отечественная сыворотка, не знаю. Мы уже давно отошли от этих сывороток, потому что это всё не работает. Мы пробовали у себя, и всё равно… Я пробивала, и…
В.Р.: (НРЗБ 15:27) разговаривал, и с… Не работают они, Гисканы это всё. Я и с ветклиникой… и с ветврачом области, был вчера на приёме, разговаривал…
Е.Б.: С кем? С кем?
В.Р.: А?
Е.Б.: С кем, из области врачом?
В.Р.: С главврачом ветеринарным.
Е.Б.: Ну, с кем? С Голенских?
В.Р.: Да, да.
Е.Б.: Ну, а он откуда может знать? Вы понимаете, это администрация. Это не практикующий врач.
В.Р.: Нет, он мне дал… он мне дал…
Е.Б.: Чего он дал?
В.Р.: Дал телефон человека, вот, которого именно…
Е.Б.: Именно что?
В.Р.: Практикует вот, в Москве, вот…
Е.Б.: Кто, фамилия? Я всех знаю! Я вам скажу, кто может вам действительно посоветовать, а кто… Кто теоретик, а кто практик.
В.Р.: Я, в основном… Я в основном созваниваюсь с Барковым. С Романом.
Е.Б.: Сергей Барков – нейрохирург хороший. К инфекции он никакого отношения не имеет. Нейрохирург. Вы пойдёте сердце лечить к гастроэнтерологу?
В.Р.: (НРЗБ 16:16)
Е.Б.: Вы пойдёте сердце своё лечить к гастроэнтерологу? Или к окулисту? Сходите к окулисту, сердце полечите.
В.Р.: Мне посоветовали «Таксу». «Таксу», вот. Там Оксана приезжает, там, мне говорит: «Таксу» попробуй, там, говорит, врачи хорошие. Понимаешь…
Е.Б.: Оксана какая? С Елецкого? С Елецкого микрорайона?
В.Р.: Нет, у ней там гостиничный приют, вот эта Оксана. На «Крузаке» на чёрном ездит.
Е.Б.: У неё приют-гостиница? Я вроде все приюты-гостиницы знаю.
В.Р.: Оксана. Такая, небольшая росточком, у неё чёрный «Крузак», вот. 007 номер.
Е.Б.: У неё гостиница?
В.Р.: (НРЗБ 16:53) как раз она с вами общается…
Е.Б.: Да меня-то все знают. Я просто не всех знаю. Кого-то знаю, кого-то не знаю.
В.Р.: Вот, зовут Екатерина… Оксана её, она же мне сказала: «Позвоните», говорит, «Екатерине Бильбао, вот, с ней там все вопросы». В «Таксу» ездит тоже, лечим, и тоже, там, говорит, из гостиницы, если что, тоже лечат собак. Вот, поэтому…
Е.Б.: Поэтому, Валера, не совершай ошибок. Очень… понимаешь, ты, как бы, вот это там… народ твой, зазомбированный, сидят: «Хэй-хэй, бери-бери щенков!» Никого не слушай. Делай ровно так, как… не так, не как считаешь правильным, а как нужно. Если чувствуешь – сейчас нет – откажись от щенков. Просто откажись. Ты думаешь, почему мы отказываемся?! Ты думаешь, почему?!
В.Р.: Я не берусь…
Е.Б.: Мне звонят… Да я просто тебе объясняю! Мне звонят, ну, где-то 20-30 звонков в день: «Возьмите кошку», «Возьмите котят», «Возьмите собаку». Не могу! Потому что в данный момент карантин у меня занят. А без карантина я животное брать не буду. Мне надо его куда-то посадить, в стерильные условия. У меня сейчас занято. Я не могу выкинуть тех, недосидев карантин, взять ваших. И надо уметь отказывать! И брать ровно столько, сколько ты переработаешь сам. В противном случае – не брать! Целее будут. Целее будут.
В.Р.: Понятно.
Е.Б.: Нельзя брать! Нельзя! Я тебе ещё другое скажу – нельзя возить (НРЗБ 18:14), потому что ты ходишь этими же ногами. Ты не представляешь, насколько энтерит микро. Микро, понимаешь? Ты никогда его… Потому что, щенки, переболевшие энтеритом…
В.Р.: (НРЗБ 18:24)
Е.Б.: Тебе ещё в прошлый раз хотела сказать. Щенки, переболевшие энтеритом, ещё, в течение, до трёх месяцев, от 21 дня до трёх месяцев – они выделяют ядовитую свою какашку. Вирусоноси… вирусоносящую.
В.Р.: Ну, понятно.
Е.Б.: Они носят вирус. И вплоть… Ты всё равно убираешь за ними. Ты где-то рукавом, где-то что замахнулся, где-то за какашку замазался, где-то слюной обмазали – идёшь к другим щенкам. Заражаешь их опять. Ты понимаешь, что ты не… ничего плохого не хочешь сделать. Но ты делаешь. Ты хочешь во благо, а получается – в хрень! Вообще полную.
В.Р.: А какого врача, вот, допустим, посоветуете, чтобы, допустим, посмотреть…
Е.Б.: Не так, к тебе ездить, запомни. Врач, себя уважающий – он не поедет, у него дохрена работы. То есть, ты должен прибиться к какой-то клинике, которой ты будешь доверять. Вот. И у неё лечиться. Врач, уважающий, не будет ездить на выезды – у них дохрена работы. У них клиенты стоят. А если…
В.Р.: Ну, знаете, я как-то не выбираю клиники…
Е.Б.: Нет, я тебе объясняю просто. А Дима, если ему делать нечего…
В.Р.: (НРЗБ 19:32) к любой клинике приеду, лишь бы мне оказали помощь. Какая разница?
Е.Б.: Нет! Нет! Нет! Валера, нет! Оказывается, нет. Я уже давно в этой атмосфере. И есть врачи, которые вообще дуб-дубом. И в эту клинику я никогда ногой. А есть авторитетные врачи. И отдельно гастроэнтерологи. Отдельно эпидемиологи. Я Баркова очень уважаю, как нейрохирурга, понимаешь? Я Волкова обожаю, как травматолога. Наталья Викторовна Грищенко – шикарный терапевт. Понимаешь, каждый должен заниматься своим делом. Не может один врач лечить от всего. Один врач может лечить от всего – от клещей. А от энтерита у нас каждый врач лечить может.
В.Р.: А Дима тогда какой врач?
Е.Б.: Дима кто? Дима всё умеет. Дима умеет всё. Дима умеет всё, только у тебя по полдня зависает в этом… Тебе не кажется это странным? Дима всё умеет, но что-то клиенты к нему не ломятся. В очередь к нему не стоят. Он у тебя зависает. Лечит их, по шесть часов утром, по шесть часов вечером. Связь видишь? А к Баркову ты… Ты Баркова попробуй, позови, скажи: «Приедь ко мне, Серёжа»! Он скажет: «Ты что?!»
В.Р.: Я разговаривал с ним. И с Ромой разговаривал.
Е.Б.: Ну? И что тебе Сергей скажет? Скажет: «Мне некогда. У меня клиенты. У меня запись».
В.Р.: Он заулыбался, и сказал: «Твоим ушам… Бог твоим ушам…», что-то там… «Куда», говорит, «я прихожу в 11 часов домой», говорит, «поужинать…»
Е.Б.: Вот! Вот! Вот это – врач. Понимаете?
В.Р.: Я просто первый раз, когда мне просто… знаете, это много вот этих ублюдков, вот, которые врачи есть – ну, не буду фамилии называть, которые реально настраивали: «Ты с этим не общайся, ты с этим не общайся». Они просто меня сбили с колеи. Катя, я тебе реально говорю, просто сбили с колеи. Я всегда говорю: «Почему вообще нельзя как-то совместно, как-то все…»
Е.Б.: Зачем совместно? Это деньги, это конкуренция?
В.Р.: Мне говорят: «Не надо, куда ты лезешь? Куда ты лезешь, зачем?..»
Е.Б.: Вот, я про тебя написала комментарий – я что-то неправильно написала? Вот сейчас, ты вот, уже поговорив со мной, вот что-то я неправильно написала? «Не советуется, это, сказала, говорю – приходи, всё покажем, расскажем». Не надо наступать на чужие грабли.
В.Р.: Катя, меня просто не пустили, и сказали: «Не лезь туда».
Е.Б.: Куда?
В.Р.: Ну вообще. То есть: «Зачем тебе вообще общаться с другим приютом?» Я всегда…
Е.Б.: Кто сказал-то? Кто сказал-то?
В.Р.: Ну, потом скажу.
Е.Б.: Ну, а где ты опыт-то должен набираться? Ты должен…
В.Р.: Мне конкретно, постоянно, как я начал заниматься… Я говорю, у меня жена всегда, Диму просто, вот его, честно сказать – она ненавидит просто.
Е.Б.: Ну…
В.Р.: Вот, она мне всегда говорит: «А почему ты с другими приютами не созванивался?» Вот, есть, говорит, этот…
Е.Б.: Наши приюты… Да, нам четыре года. Но мы очень, очень ко всему относимся, понимаешь? Где-то сделали ошибку – всё, бежим к другому врачу, советуемся. К третьему, к четвёртому. Делаем какие-то выводы. У нас очень тяжёлые животные попадали, очень тяжёлые. Иногда консультацию в Москве приходилось брать. Приходилось такие случаи. Вот. И операции в Москву ездили. Но ты…
В.Р.: (НРЗБ 22:37) общаюсь, с Михаилом, «Белый клык», тоже, вот этот, познакомился. Он: «Зачем ты ему звонишь?» Я говорю: «Как, я консультируюсь по поводу онкологии собаки, челюсти. Оперировать или не оперировать» – «Херня, сделаем».
Е.Б.: Кто?!!!
В.Р.: Дима…
Е.Б.: Дима сделает?!!
В.Р.: Я говорю: «Не надо лезть…»
Е.Б.: Отрежет челюсть?!
В.Р.: Я говорю: «В Липецке такие операции даже…»
Е.Б.: В Липецке такие операции не делают! Не делают!
В.Р.: Да я потом поговорил. Он сказал: «Даже и… даже и мысли нет туда, Валера. Даже Москва не возьмётся». Я потом…
Е.Б.: Ну, и Москва, может быть, не возьмётся. А Дима – он всё сделает. Видишь – врач широкой специализации, понимаешь? Я тебе сказала, когда в первый раз – ты мне: «Что за врач, за… Дима?» Я тебе сказала: «Ни о чём врач Дима». И гляжу, посты – Дима, там, у него лечит…
В.Р.: (НРЗБ 23:24) Он рядом просто стоял…
Е.Б.: А, вот поэтому он мне и перезвонил, наверное, потом. Он мне: «Ты, слышь, я тебя, вот, протяну!» Я говорю: «Мышцы̀ у тебя не хватит протягивать». Я говорю: «Я свою репутацию на протяжении многих лет зарабатывала, для того, чтобы ты, какой-то Дима Чукулдаев – кто ты такой есть, вообще, Дима Чукулдаев, над ним… над тобой весь город смеётся. Дима Чукулдаев».
В.Р.: Да, блин… Наделал тут, блять…
Е.Б.: Поэтому, что ты потратил 180 тысяч – ну, может быть, да, там, лекарства, я не знаю, ещё там Диме оплатил, насколько там ему интересна эта работа.
В.Р.: Это только покупка препаратов. Это только покупка, вот эти вот… Настойки, на зонты вешаются, шприцы, вот эти всё вот, у меня ушло, вот… Это только от энтерита. Только от энтерита.
Е.Б.: А Дима сколько денег взял?
В.Р.: Катя…
Е.Б.: Да честно говори, что? А то слухи ходят, я… то ли слухам верить, то ли тебе верить.
В.Р.: Нормально, я тебе скажу.
Е.Б.: Мне сказали, что ты чуть ли не 200 косарей с лишним отдал. Это вот такие слухи доходят. Я думаю: «Ну, Чукулдаев точно мошенник…» Он отродясь таких денег не видел.
В.Р.: Это… это мелочь.
Е.Б.: Понятно. Что люди говорят – это мелочь, да?
В.Р.: Это я тебе говорю, что это мелочь.
Е.Б.: Нет, я говорю, то что люди, вот это, больше 200 тысяч.
В.Р.: Больше.
Е.Б.: Ну, отдал ты ему больше. Ну, я тебе что и говорю – вот он и привязался к тебе, как банный лист.
В.Р.: Я… понимаете, я как-то оторваться так-то, блин, пытался. Я попытался один раз оторваться от него. Вы, может, и наблюдали, и шум, и скандалы были, и записи вот эти. Я же всё в открытую, всю правду рассказал-то. Я же правду в записи…
Е.Б.: Э, я не слушаю записи, я вообще… я, как бы, на страницу захожу, когда посты смотрю. А прямой эфир – ты что, когда, мне времени смотреть? Мне своих-то снимать некогда. Это мне просто, как бы, люди доносят, вот, опять же, там была… была такая информация.
В.Р.: Мне тоже… мне взять, и просто отшить его – но мне тоже люди со стороны, кто с кем работает, общается – мне же тоже говорят: «Валеро, ты будь поаккуратнее».
Е.Б.: Что поаккуратнее?! Что поаккуратнее?! Пошли ты его на хер! Что поаккуратнее?! Перед кем аккуратнее?! В чём это тут…
В.Р.: Да, типа, может, со стороны, там, насолить, или что…
Е.Б.: Кто?! Что он насолит тебе?! Кто он такой есть?! Объясни мне, кто и чем он тебе может насолить?! Заставит прививки от бешенства сделать? Всё, больше ничем он не может насолить.
В.Р.: Да может какую-нибудь заразу кинет…
Е.Б.: Какую за!.. Валера, вот поменьше вот этой заразы, вот ты носишь сам. И заразу распространяешь сам. Никто тебе её не занесёт. Успокойся. Пошли его подальше, и лечись у нормальных врачей. По поводу, если что-то, вакцины – позвони мне, я скажу чёткое название, какую тебе надо делать прививку.
В.Р.: Может сейчас… сейчас…
Е.Б.: Сколько она стоит, и где её купить.
В.Р.: Сейчас я ему позвоню, скажу: «Дима, а какой… как называется этот препарат?» Сейчас я узнаю, и тогда сейчас перезвоню, скажу, что как называется…
Е.Б.: Давай.

Комментариев нет.

Добавить комментарий